Естественный отбор, на котором основана эволюция всего живого, иногда замещается селекцией – это когда существующие виды улучшаются искусственным путем. Ничего плохого в этом нет, если дело касается картофеля, и при этом не используется генная модификация. А вот при использовании методов сомнительных, впоследствии возможны любые результаты.

Если над этим не задумываться, то благой цели можно достигать любыми средствами. Главное, чтобы цель была внешне полезная и выгодно преподнесенная. А если лет через двадцать-тридцать вместо легких вырастут жабры или хвосты отрастут – главное, покаяться: мол, не учли до конца возможных последствий.


То же и в экономике. Руководствовались вроде благими целями – в результате сегодня имеем то, что имеем. Хвалиться нечем, но толкатели идей и преобразователи в целях улучшения всего ныне существующего по-прежнему «на коне». Улучшают и преобразовывают на благо страны. Только где оно, это благо? Уж точно не в карманах тех россиян, которые остались или в ближайшее время останутся без работы – и не столько из-за «забугорного» кризиса, сколько из-за корысти и беспринципности отечественных чиновников, никакими методами достижения своих целей не гнушающихся.

Основные претенденты на «улучшение» - успешные предприятия, а сам процесс заключается в изменении фамилий их владельцев. Знакомая ситуация? Конечно, рейдерские захваты. Тема, вроде уже набившая оскомину, но, тем не менее, не ставшая от этого менее актуальной и не нашедшая решения до сих пор, несмотря на президентские указы, думские законы и бурные аплодисменты приближенных рейдеров, по совместительству подрабатывающих на чиновничьих должностях.

Без чиновников не обходится ни один захват, так же как не обходится он без судейского аппарата, этот захват узаконивающего. Иллюзия, что рейдерские захваты производятся бандитствующим элементом, числящимся в базе МВД – не больше, чем иллюзия. Нет, такое тоже до сих пор случается, но все-таки нынешний рейдер – юридически грамотный, экономически подкованный и прилично одетый человечек, отмеченный «наградами фюрера и благодарностями рейхсфюрера». Короче говоря, сегодняшний рейдер – человек государственный, близко к сердцу принимающий проблемы страны и решающий их при помощи личных связей и бюджетных денег. «Гражданская война» рейдеров с трудовыми коллективами предприятий идет по всей территории России, и регионы вполне уже могут соревноваться в количестве разрушенных предприятий. При этом роль «группы захвата» отводится ЧОПам или сотрудникам МВД и судебным приставам, первыми входящим, а в некоторых случаях штурмующим, чужие ворота. Конечно, трудовые коллективы пытаются сопротивляться: взывать к президенту, к Фемиде, к совести. Но президент слишком занят, совесть спит, а Фемида цепенеет под взглядом судьи, как кролик перед удавом. Эффективнее всего защищаться физически: булыжник – оружие пролетариата. Но это уже сопротивление властям, препятствование исполнению судебного решения: поэтому в лучшем случае – штраф или условный срок, в худшем – дубинкой по голове или срок реальный.

Удивляться нечему: правосудие служит тому, кто платит. Это знают все, а президент-юрист, осознав после всенародного избрания, чем ему придется управлять, определил главным приоритетом на период своего правления установление в России верховенства закона как над исполнительной властью, так и над индивидуумом, отметив: «Россия - страна, где люди не привыкли соблюдать закон. Это страна правового нигилизма».

Страной правового нигилизма Россия остается и год спустя, несмотря на решительно объявленную войну коррупции и рейдерству, на благо которых беззаконие и работает. Кто закон соблюдал, а это, надо отметить, большая часть населения, властью не избалованная, - тот его и соблюдает. Для тех, кто использовал правосудие в целях личной выгоды, тоже мало что изменилось. И для всех без исключения обращение в суд – просто необходимый ритуал, который полагается соблюдать. Ритуал дорогостоящий, бессмысленный, но узаконенный, и поэтому беспрекословно выполняемый и грабителями, и потерпевшими. А бессмысленность и бесполезность объясняется тем, что решения в судах принимаются заранее. А еще точнее –  иск в суд подается, когда «группа захвата» уже между собой договорилась, предварительно все поделила и разработала план мероприятий по захвату. А дальше по накатанной дорожке: иск – «правильное» решение от «правильного» судьи – аппеляция – кассация и пр., и пр. Но результат все равно один-единственный – «правильный».

«Предсказуемость судебного решения, судебного приговора для президента - противоправна. Это - знак нарушения закона…Для государственных служащих и для президента никакой предсказуемости в любом судебном процессе…нет и быть не должно», - говорил недавно Д.Медведев в интервью.
«Мы понимаем, что решение суда принимается не в суде. Что махнут белым платочком - будет одно решение, махнут чёрным платочком - будет другое решение» - утверждал в то же время на «Эхо Москвы» писатель-сатирик В.Шендерович.

И хотя говорили они оба по поводу шумного процесса в Басманном суде, тенденция принятия судебных решений очевидна и не оставляет шанса на справедливость. Особенно пугает то, что реальнее ситуацию в стране видит не президент, а сатирик. Возможно, президенту мешает окружение – заинтересованные в продолжении произвола чиновники, на словах горячо поддерживающие начинания президента, на деле – основной тормоз преобразований в стране. А может, у президента и других дел хватает: страна большая, за всем не уследить. Поэтому коррумпированные судьи по-прежнему будут выносить «нужные» решения; рейдеры – оставлять после себя руины; милиция, вместо того, чтобы ловить рейдеров – проводить захваты; а кризис – усугубляться.

А большая часть россиян, взятки не получающая и не дающая, уставшая от бесконечного и бессовестного грабежа, и уже не надеясь на справедливость российской Фемиды, правосудие будет вершить по-своему. Т.е. отстаивать «свою» правду любыми подручными средствами: сочинец Анатолий Трошин, лишаемый дома – с берданкой в руках, жители Имеретинской долины Прудниковы – «с вилами наперевес». Ветераны войны в Казани, защищая от рейдеров свое садоводческое товарищество при помощи лопат, мотыг и граблей уже 4 года, вспоминают войну. Ассоциации объяснимы – цели и методы у захватчиков за 65 лет не изменились. Значит, и ответ у народа будет адекватный – вилы и лопаты. А уж когда граждане России, разграбляемые поодиночке, начнут объединяться, понимая, что только единым фронтом можно одолеть врага – сомневаться не стоит, победа будет за ними.


Ирина Бочарова