О новом законе "Об образовании"

Ах, это высшее образование

altТолько что на Парламентских слушаниях обсуждалась концепция нового интегрированного закона «Об образовании в РФ». Впервые за последние годы все – от парламентариев до представителей регионов - не согласись с тем, что им спустили «сверху». Закон, по их мнению, несовершенен. Он не дает ответов на ключевые вопросы: чему будут учить наших детей, каким будет размер финансирования образования, каким должен быть статус педагога.

Зачем нам интегрированный закон

Новый закон, по мнению Минобра, нужен потому, что старые - 1992-го года и 1996-го («О высшем и послевузовском профессиональном образовании») устарели. С 2002-го года было внесено более двухсот законодательных инициатив, направленных на изменение образования, и принято более 60 законов.

Срок принятия нового закона был назначен на сентябрь 2010-го года. Слава Богу, сегодня стало ясно, что он не готов. А потому решено окончательный вариант представить в декабре.

Учителю не повезло в Год учителя

Как известно, 2010-й год объявлен Годом учителя. Но вопреки парадным рапортам о том, что «200 тысяч педагогов приняли участие во Всероссийском конкурсе "Учитель года России-2010", именно на эту цифру Министр образования и предложил сократить число учителей в стране.

В новом законе не сформулированстатус педагогического работника. Не указаны социальные гарантии, и не решен вопрос оплаты труда педагогов.

По мнению Председателя Совета Федерации Сергея Миронова, «такие категории бюджетников, как наши учителя, воспитатели дошкольных, педагогов дополнительного образования по уровню зарплаты, пенсионному обеспечению, социальному пакету,должны быть приравнены к госслужащим. Это как раз те государевы люди, на которых базируется наша государственность».

Впрочем, недостаточно просто декларировать это в законе. По мнению зампреда Комитета Госдумы по образованию Виктора Шудегова,у нас в стране работают только механизмы прямого действия.Их необходимо прописывать.

В главе 5 (статья 50) говорится, например, про право сельского учителя на бесплатную жилплощадь с отоплением и освещением. Но при этом, не указано, из каких источников эта норма будет финансироваться. По мнению Шудегова, это право должно обеспечиватьсяза счет субвенций из федерального бюджета. Но это нужно записать в законе.

Или:право на первоочередное получение жилой площади для учителя. Тут тоже необходим механизм прямого действия. Это право в законе нужно дополнить предоставлением кредита педработникам со ставкой, равной половине ставки рефинансирования Центробанка на срок 10 лет.

Без такой конкретики все подобные статьи закона - чистая декларация.

Но даже с чистыми декларациями в законопроекте – не очень. Так, он сокращает коммунальные льготы для сельского педагога. Льготироваться будут только коммунальные услуги, а оплата жилья – нет. В сельских педагогах, кажется, и вовсе не заинтересованы: напомним, что не так давно были отменены отсрочки от армии для сельских учителей.

Кому не нужна сельская школа

Почему государству не нужна малокомплектная сельская школа – понятно: она дорогая. И потому идет ее реструктуризация. Считается, что в деревне учат плохо, а потому детей надо возить в укрупненные школы. Не беда, если при этом они будут жить сиротами в интернате.

Впрочем, далеко не все родители на это пойдут. Многие просто снимутся с мест и уедут с детьми. Село без школы, постепенно вымрет. И опустившие территории заселят китайцы (если говорить о Сибири и Дальнем Востоке). И никаких переделов границ не нужно.

В законопроекте предпринято массированноенаступление на малокомплектные сельские школы и детские сады. Раньше их разрешалось ликвидировать только с согласия сельского схода. В новом законопроекте для этого достаточно решения начальников муниципальных районных поселений.

Нет у муниципалитета денег (а их, конечно, нет) – и тут же принимается решение о ликвидации школы.

Образование становится платным

Не все хорошо в законопроекте и с понятием «доступность образования». Более половины студентов получает образование за деньги при существующей норме Конституции, где гарантируется, что первое высшее образование можно получать бесплатно.

Самое страшное, что это может ожидать и школу. Виной тому - принятие нового правового положения о бюджетных учреждениях. Госучреждения будут разделены на бюджетные и казенные. У государственных и муниципальных бюджетных учреждений отнимаются гарантии бюджетного финансирования. Они переводятся на финансирование путемгосударственных заданий. Не дали школе госзадания, значит, у нее нет денег. Нужно зарабатывать самостоятельно. Как следствие всего этого, будут стремительно развиваться платные услуги, помещения начнут сдавать в аренду. И школа может стать платной.

ЕГЭ – это бомба замедленного действия

Закон о ЕГЭ тоже - составная часть нового закона «Об образовании в РФ». Его приняли, а потом «вдруг» поняли, какой он вредный. Сергей Миронов говорит: «Я не скрываю, что являюсь принципиальным, категорическим противником ЕГЭ, и считаю, что мы совершили ужасную ошибку, идя по этому пути. Мы должны возвращаться к этой проблеме».

Представители Томской области уверены:«ЕГЭ – это бомба замедленного действия. И она уже взорвалась. Количество отчисленных студентов-первокурсников начинает расти».

Что с этим сейчас делать, - непонятно.

Академий больше не будет

К учреждениям высшего образования по новому закону будут причислятьуниверситеты, институты и колледжи. В колледже можно будет получить степень «бакалавра» (первая ступень высшего образования). Университетом именуется такой вуз, где есть бакалавриат, магистратура и специалитет. Институт – это где есть бакалавриат и специалитет.

Но магистратура распределяется по конкурсу. Не стало магистратуры, и вы из университета превращаетесь в институт. Убрали у института специалитет, и вы становитесь колледжем. Академий по новому закону не будет вовсе.

Такое впечатление, что все это нужно для массового сокращения числа вузов, о котором прямо говорил министр Андрей Фурсенко (у нас – тысяча с лишним вузов, а надо, чтобы осталось 150-200). Запущен режим экономии во всем.

Еще нелепость: в законе почему-то написано, что институты и колледжи имеют право заниматься научной работой только в какой-то одной области. Зачем искусственно ограничивать развитие?

И ПТУ тоже не будет

Законопроектликвидирует начальное профессиональное образование как образовательный уровень. Учитывая кадровый голод на квалифицированных рабочих сегодня, это особенно странно.

Олег Смолин сказал: «У меня в руках – десятки обращений - от шахты Распадская, Росатома, шахты Южный Кузбасс, дочерних структур Газпрома с выражением протеста против новаций, которые предлагаются. Это – лишь попытка подстроиться под иностранный опыт. Но на Западе существует начальное профессиональное образование как отдельный уровень. Другое дело, какие учреждения его реализуют».

Вперед, а не назад

Самое удивительное в том, что интегрированный закон во многом суммирует те многочисленные законы (о ЕГЭ, о бюджетных и казенных учреждениях и т.д.), которые были победоносно приняты в последние годы. Все они преподносились, как реформаторские, двигающие образование вперед.

Теперь же оказалось, что принятие законопроекта в данной редакции понизит уровень национальной безопасности и затруднит модернизацию страны. Собственно, это в русской традиции: сначала вырыть канаву, а потом ее закопать.

Автор: Наталья Иванова-Гладильщикова
Источник: russ.ru