Как Европа, древняя опора христианства, на глазах превращается в светскую и неоязыческую

Политический обозреватель «Вашингтон таймс» и президент института «Эдмонд Берк» анализирует положение христианства на Западе. Его вывод неутешителен: христианство умирает.

Когда-то оно было бастионом западной цивилизации, а теперь мы видим лишь жалкие остатки былого величия. Повсюду на Западе христианство отступает. Скандалы, связанные с сексуальным насилием, раздирают католическую церковь, очерняя и самого папу. Англиканская церковь тает на глазах, теряет свою паству, поддавшись либеральной волне защиты прав геев и разрешая женщинам иметь священнический сан. Целый ряд протестантских организаций оставляют свою веру и пламенное миссионерское усердие, заменяя традиционное евангелие разбавленным социализмом и переключаясь на модные проблемы климата. Для европейцев Бог мертв. Его заменил материальный человек.

Светская волна ударила и залила и Америку. С 60-х годов XX века США – жертва сексуальной революции, которая прославляет гедонизм и свободу личности. Порнография, аборты, гомосексуализм, СПИД, внебрачные дети, высокий уровень разводов и распад семьи, - все это ядовитые плоды «плейбой» философии. Мораль MTV принимается, а мораль Христа – нет!

Война, начатая либералами против христианства, перешла на другой, значительно более опасный уровень, граничащий с тоталитаризмом.

Недавно в городе Дэйвенпорт (штатАйова) из местного календаря убрали Страстную Пятницу. Комиссия по гражданским правам Дэйвенпорта пожелала заменить название праздника другим, каким-нибудь более общего характера. День распятия Христа решено было впредь именовать «Весенним праздником». В письме к руководствам общин городские власти подчеркнули, что воспоминание о Страстях Господних является нарушением закона об отделении Церкви от государства, к тому же в городе проживают представители различных религий.

После мощного протеста разгневанных христиан городской совет решил вернуть празднику старое имя. Секуляристы потерпели поражение. Пока.

И все же налицо зловещие симптомы.

Левые в Европе полны решимости искоренить христианские праздники и символы. Либералы стремятся уничтожить традиционные ценности и загнать христиан в катакомбы. Левые в Америке действуют по примеру кровавых марксистских режимов. Либералы же пытаются искоренить религию не оружием, а используя бюрократический диктат и массовую пропаганду.

Результат всегда один и тот же. Христианство обречено на вытеснение из общественного пространства. Пожелать «счастливого Рождества» сегодня считается не политкорректно, правильно говорить «веселых праздников». Видите ли, празднование Рождества может кого-то обидеть.

Десять Божьих заповедей не могут быть вынесены в публичных местах. Молитва запрещена в государственных школах. В фильмах и телевизионных передачах христиан постоянно подвергают насмешкам. Деньгами налогоплательщиков субсидируется «искусство», которое самым неприличным образом изображает Христа. Голливуд делает фильмы, такие, например, как «Ангелы и демоны», изображая католическую церковь как репрессивный, зловещий и примитивный институт.

Антихристианский фанатизм – последняя мода у нынешних человеконенавистников. Христианофобы Дэйвенпорта с легкостью взялись за Страстную Пятницу. А что им грозило? Ну, будут разгневанные граждане звонить по телефону, присылать смс-сообщения. Ну, придут в общину. Может быть, будут уличные протесты? В конечном счете, прогрессивные члены комиссии осознают, что им не придется платить высокую цену за свои действия. Они удостоятся похвалы либеральных элит за свои «просвещенные идеалы».

Однако эти стандарты не распространяются на ислам. Мультикультурологи из Дэйвенпорта никогда бы не посмели убрать из календаря, например, Рамазан или перекрестить его в «Месяц поста». Они боятся обидеть мусульман и вызвать ответную реакцию. Чувство самосохранения и страх удерживают их от нападок на определенные религии.

Христиане же – легкая мишень. У них нет джихада и террористов-смертников. В отличие от радикальных исламистов они уважают закон и человеческие права. Они относятся к преследованиям, пусть даже санкционированным государством, как к страданию за веру.

Либералы знают, что христианство – аутентичная «религия мира». Вот почему они не боятся систематически на него нападать. Отцы-основатели Америки подчеркивали, что конституционная республика зависит от энергичного и сильного религиозного общества. «Наша Конституция годится только для моральных и религиозных людей, - говорил Джон Адамс. - Она абсолютно не подходит для управления при других условиях».

Отцы-основатели не были секуляристами. Напротив. Они были набожными христианами, за исключением Томаса Джефферсона, который боялся Церкви, особенно Англиканской, так как она преследовала диссидентов. Если бы они увидели сегодняшнее извращение концепции отделения Церкви от государства в радикальной форме секуляризма и антихристианских предрассудков, они бы нашли все это странным и отвратительным.

Наше иудейско-христианское наследие обеспечивает основы конституционного управления по простой причине. Оно признает трансцендентальную природу человека. Наши фундаментальные свободы проистекают от Бога, а не от государства. Вот почему права на жизнь, свободу, собственность – основные опоры против власти правительства. Данное Богом никакой человек или режим не может отнять. Если Америка утратит свою христианскую идентичность, она, несомненно, потеряет и свою свободу.

Христианофобия формирует основы современного либерализма.

Если христиане не проснутся от апатии и не займут место на идеологических баррикадах, их опять загонят в катакомбы. С их поражением наступит конец нашей великой республики.

Нужно смело выступать против любой попытки унижения христианского наследства. Необходимо квалифицировать их как одну из самых неприемлемых форм фанатизма и ненависти – христианофобию. Мы, принимающие Христа, имеем не меньше прав, чем те, кто ведет извращенный образ жизни.

Автор: Джефри Кунер
Сокращенный перевод: Ольги Решетниковой
Источник: stoletie.ru