Что, опять?!

 Новый кабинет министров в Италии очень ждали. Иначе, как правительство перемен, его не называли. К власти должны были прийти политики, которые обещали серьезные изменения, прежде всего в экономике. Но не задалось – Италию отправляют на второй выборный круг...   

Лидер партии «Лига» Маттео Сальвини потребовал их проведения от президента страны Серджо Маттареллы после того, как тот дал отставку премьер-министру Джузеппе Конте. Победители мартовских выборов – «Движение пяти звезд» и партия «Лига» закономерно возмутились – столько сил и времени положено, чтобы достичь консенсуса по коалиционному правительству во главе с Конте, и вот нате – все снова возвращается на исходный круг.

Причем Маттарелла, на первый взгляд, «зацепился» за пустяк – выступил против кандидатуры министра экономики Паоло Савоны. Казалось бы – коалиции быстренько предложит другую кандидатуру, и поехали дальше. Только дело в том, что Савона – ключевая фигура в предложенном кабинете министров. 81-летний экономист известен своими подходами по поводу монетарной и экономической политики Евросоюза, и особенно – роли Германии в нем. За его плечами стоят многие радикальные предложения, например, отказ Италии от евро, возврат к лире, требование от ЕС списать стране внешний долг в размере 250 млрд евро и многие другие.

 

Маттарелла такую персону к власти допустить не мог. И это объяснимо: президент – креатура Демократической партии, которая как раз ратует за все современные евросоюзные принципы в сфере экономики и не только.

 

Партия на мартовских выборах с треском проиграла, а президент остался. В узком «горлышке» итальянской демократии он как раз и заткнул пробку на пути новых экономических веяний. И уже не важно, что в итоговой программе действий коалиционного правительства не было таких радикальных «постулатов», как о выходе Италии из еврозоны и требования к Европейскому центробанку списать 250 млрд евро внешнего долга. Да и основная внешнеполитическая линия – сотрудничества Италии с Россией и снятия с нее санкций стала более спокойной.          

Понятно, что победители выборов не собираются так просто отступать. Ведь они столь настойчиво и долго шли к политическому триумфу, и за них действительно проголосовала значительная часть итальянского общества. Напомним, «Движение пять звезд» набрало в одиночку 32% голосов, а правоцентристская коалиция (в ней главные: партия «Лига» и партия Сильвио Берлускони «Вперед, Италия») – 37%. Лидер «пятизвездочников» сгоряча даже пригрозил устроить Маттарелле импичмент. Впрочем, его понять можно: Джузеппе Конте – это кандидатура именно Майо. Но партнеры по коалиционному правительству заняли более спокойную позицию. Например, Берлускони заявил, что импичмент – это сейчас не самое разумное решение.

Пока же вместо Джузеппе Конте на политической арене появился Карло Коттарелли. Эта персона для Евросоюза – подходящая. Бывший сотрудник МВФ может «правильно» расставить все точки над "i". Но только дадут ли ему? Он с самого начала признал, что если и создаст кабинет министров, то он будет временным. Фактически, его задача – сформировать бюджет Италии на следующий год, а заодно подготовить страну к новым парламентским выборам.

И «Движение пяти звезд», и «Лига» утверждают, что они готовы к ним. Маттео Сальвини заявил, что это будут не просто выборы, а референдум по защите демократии. Но может быть, не надо было все же идти на второй круг? – сомневаются эксперты. Если бы лидер «Лиги» проявил большую гибкость – а именно он настаивал, чтобы министром экономики должен быть только Паоло Савона – тогда бы кабинет министров уже сформировали. А Италия спокойно вздохнула после всех послевыборных треволнений.

Другое предположение – коалиция «пятизвездочников» и «лигионеров» – это что-то недолговечное, и политики хотят попробовать снова свои силы, дабы дойти до победного финиша уже самостоятельно. Например, правоцентристской коалиции до заветных 40% голосов, когда можно без оглядок самим формировать правительство, не хватило всего чуть-чуть.

Но и политические оппоненты не спят, особенно в Брюсселе. Их задача – во что бы ни стало не допустить к власти в Италии евроскептиков и популистов.