Литва и эмигранты

Тема получила актуальность после начала процедуры выхода туманного Альбиона из Евросоюза. В Вильнюсе опасаются, что из-за этого от гражданства Литвы в пользу британского подданства могут отказаться более 200 тыс. человек, проживающих в настоящее время в Соединенном Королевстве. Но Литва, и так являющаяся лидером ЕС по депопуляции, не может так легко отказаться от своих уроженцев.

То, что Литовская Республика теряет население пугающими темпами, ни для кого секретом не является. Недавно Eurostat представил данные о том, что за прошлый год число жителей Литвы сократилось на 13,8% на тысячу человек. Общее сокращение за год, таким образом, составило 1,38%. Для сравнения – в соседней Латвии уменьшение населения на тысячу человек составило 8,1%, что является третьим по величине показателем в ЕС. Всего же, начиная с 1990 года, народонаселение Литвы «съёжилось» примерно на 20%.

Если в 1991 году в Литве проживало более 3,7 миллионов человек, то сегодня в республике официально насчитывается чуть более 2,8 миллиона жителей.

Некоторые статистические агентства, впрочем, утверждают, что на самом деле литовцев у себя на родине осталось ещё меньше. Литва также находится в лидерах ЕС по количеству уезжающих граждан.

Правда, в последнее время ситуация чуть улучшилась: по данным литовского Департамента статистики, в мае этого года в страну прибыло больше людей, чем уехало, пишет baltic-course.com. Это первый такой случай с момента присоединения Литвы к Европейскому союзу в начале 2004 года. Всего же, по данным департамента, за пять месяцев этого года из Литвы выехали 17,398 тыс. постоянных жителей, въехало 15,683 тыс. Две трети (65,9%) прибывших в страну иммигрантов составляют граждане самой Литвы, некогда перебравшиеся в страны Западной Европы в поисках лучшего, чем на родине заработка. За последнее десятилетие средний возраст проживающих в Литве увеличился почти на девять лет. Это, опять же, самый большой показатель такого рода в странах Евросоюза

Подобная ситуация сложилась в связи с тем, что долгое время в Литве эмиграция вообще не рассматривалась как проблема. «Напротив, власти отмечали, что молодёжь, получившая образование и опыт работы в странах Западной Европы и Скандинавии, вернётся на родину и поможет развивать государство. Однако за прошедшие десятилетия в Литве не только не улучшилось социально-экономическое положение – напротив, страна стала занимать лидирующие позиции в европейских антирейтингах», – отмечает публицист Вера Александрова. Она напоминает, что если в 2015 году страну покинули около 30 тысяч человек, то в 2017‑м – уже 50 тысяч. «Для Литвы это катастрофически высокий показатель, ведь, по сути, страна лишилась населения целого города – такого, как Алитус, например. Ситуацию с депопуляцией не может исправить и увеличение количества приезжающих в Литву мигрантов. По данным Государственного департамента статистики, уровень иммиграции после 2013 года стал расти, но, достигнув пика в 24,3 тысячи человек в 2015 году, начал снова снижаться и в 2017‑м зафиксировался на отметке в 20,4 тысячи человек», – констатирует Александрова.

Причины, по которым многие литовцы жить на родине не хотят, секрета не составляют: неблагоприятная социальная обстановка, симптомами которой являются лидерские позиции Литвы в ЕС по таким показателям, как алкоголизм населения и самоубийства. Надежд на улучшение немного, так как власти Литвы сами дискредитируют себя громкими политическими скандалами. Так, недавно в Вильнюсский окружной суд поступило дело о политической коррупции, в котором фигурирует крупный концерн MG Baltic. Недавно парламентский комитет по национальной безопасности и обороне (КНБО) завершил расследование, вскрывшее, по словам его членов, ужасающую ситуацию, связанную с теневым влиянием бизнеса на политические процессы и чиновников. Члены КНБО пришли к выводу, что указанный концерн благодаря тому, что держал в своих сетях многих влиятельных политиков, менее чем за десять лет стал самой влиятельной в Литве бизнес-группой.

Тень подозрений упала даже на президента Далю Грибаускайте – после того, как была обнародована её электронная переписка трёхлетней давности с политиком Элигиюсом Масюлисом. Политическая карьера Масюлиса, ранее возглавлявшего влиятельную партию «Движение либералов», рухнула весной 2016 года, когда его уличили в получении взятки в 100 тысяч евро от вице-президента MG Baltic Раймундаса Курлянскиса. Деньги были получены Масюлисом в качестве оплаты за лоббирование интересов этого концерна, подмявшего под себя львиную долю наиболее успешных предприятий Литвы во всех отраслях. В распоряжении следствия после обыска в доме Масюлиса оказалось и содержимое его персонального компьютера – в том числе переписка с Далей Грибаускайте. Спустя два года она попала в распоряжение прессы. Выяснилось, что Грибаускайте через Масюлиса передавала руководителю MG Baltic требования, чтобы тот приструнил подконтрольных концерну журналистов, а также обсуждала с ним интриги против неприятных президенту политиков.

Не веря ни в порядочность своих властей, ни в возможность богатой жизни на родине, литовцы устремляются в Западную Европу – причём особенно много осело их в Великобритании. По официальным данным, постоянно там проживает около 200 000 литовцев, по неофициальным – более 500 000.

У самих британцев наплыв гостей из других стран, сбивающих цены на рынке труда, вызывает мало радости – что и обусловило успех состоявшегося в 2016 году референдума за выход страны из ЕС. В те дни пресса стран Балтии публиковала много рассказов об оскорблениях, обрушившихся на прибалтов и других иммигрантов со стороны англичан, вообразивших, что пришельцев вот-вот начнут вывозить из страны. «Два британца, размахивающие английским флагом, услышали, что мы говорим на румынском и сказали: "Мы проголосовали против вас! Уезжайте домой, иммигранты!"» «Сегодня вечером, уходя с работы в Бирмингеме, моя дочь увидела группу молодых людей, которые окружили мусульманскую девушку и кричали: "Проваливай, мы проголосовали за выход". Ужасные времена».

Литовцы жаловались: «В полном шоке: меня только что назвали "паки" (оскорбительное слово, применяющееся в адрес уроженцев Пакистана — В.Е.)!» «Дочка рассказала, что кто-то написал "(имя ребенка), возвращайся домой" на стене в школьном туалете для девочек». «Супермаркет в Глостере, надпись: "Это Англия, у иностранцев есть 48 часов, чтобы свалить. Кто здесь иностранец? Кто?"» «Вчера пациент сказал моему коллеге сикху-рентгенотехнику: "Не должны ли вы лететь обратно в Пакистан? Мы проголосовали против вас"». Одними лишь угрозами ограничивается не всегда – в апреле 2018-го в британском Вулверхемптоне была убита четырнадцатилетняя уроженка Литвы Виктория Соколова, переехавшая в Соединенное Королевство вместе со всей своей семьёй. Её тело случайно обнаружили в городском парке через неделю после начала поисков…

Ирония судьбы заключается в том, что, несмотря на участившиеся сообщения такого рода, прибалты лишь стали быстрее паковать вещи – чтобы успеть перебраться в Англию. В течение первого полугодия 2016 года из Литвы эмигрировали 23 000 жителей – на 6,5% больше, чем за то же время в прошлом году. Профессор кафедры социологии университета им. Витаутаса Великого Влада Станкунене признает: «У нас явно много "выталкивающих факторов", а основная страна, которая притягивает литовцев – Великобритания». Глава Вильнюсского бюро Международной организации по миграции Аудра Сипавичене подтверждала, что выезд из Литвы ускорился из-за состоявшегося в Великобритании референдума – люди опасаются, что вскоре доступ в эту страну окажется закрыт. Заодно Сипавичене раскритиковала одобренную в июле 2016-го правительством Литвы программу борьбы с массовым выездом из государства, как чисто декларативную и «показушную».

До «брексита» литовцы, проживающие в Великобритании, сохраняли гражданство родного государства. Но после того, как референдум о выходе из ЕС стал свершившимся фактом, они начали в массовом порядке брать гражданство британское – опасаясь, что в противном случае их начнут со временем выдворять из страны. В Литве прозвучало предложение о том, чтобы дать возможность новоявленным британцам сохранять и второе гражданство – своей родины. В мае 2017-го в государстве был проведен опрос, в ходе которого респондентов спрашивали: одобряют ли они, чтобы гражданство Литвы разрешалось иметь лицам, уехавшим из страны после ее выхода из СССР и обзаведшимся гражданством другой страны? Ответ «точно одобряю» выбрали 23% респондентов, 37% сказали «скорее одобряю». Лишь 14% опрошенных граждан данную идею не одобряют, а 6% – «точно не одобряют». Результаты неудивительны – сейчас мало у кого из жителей Литвы нет родственников и друзей в Великобритании.

Однако 20 октября Конституционный суд Литвы постановил, что добиться двойного гражданства для эмигрантов можно лишь изменив основополагающий государственный акт.

В настоящее время, согласно основному закону страны, никто не может быть одновременно гражданином Литвы и другой страны. Правда, по некоторым оценкам, 70 тысяч литовцев уже сейчас имеют двойное гражданство – но сами они, в большинстве случаев, стремятся это не афишировать, а государство снисходительно закрывает глаза. «Согласно конституции, не изменив её, Сейм не может законно постановить, что граждане Литвы, уехавшие после восстановления её независимости, могут одновременно быть и гражданами другого государства», – отрезал глава КС Дайнюс Жалимас. В свою очередь, премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис сказал, что ради того, чтобы соотечественники, проживающие за рубежом, могли получить двойное гражданство, правительство готово провести референдум. Ведь для государства это последняя возможность сохранить хоть какую-то связь с многочисленными бывшими жителями, покинувшими его за последние четверть века.

В декабре прошлого года в парламенте Литвы решили создать рабочую группу для решения вопросов организации референдума – её возглавил заместитель председателя Сейма Арвидас Некрошюс. Депутатам, вошедшим в группу, поручили выбор возможной даты, разработку формулировки поправки в Конституцию, подготовку необходимых законопроектов и решение других вопросов, связанных с подготовкой всенародного волеизъявления. Сторонники двойного гражданства выразили беспокойство тем, что референдум может не состояться из-за низкой явки населения – в среднем она в Литве на выборах составляет 52−54%. Поэтому председатель правящей партии Союз крестьян и «зелёных Литвы» Рамунас Карбаускис предложил провести референдум во время президентских выборов, первый тур которых назначен на 12 мая 2019 года. С ним согласился спикер Сейма Викторас Пранцкетис. «Единственным путём для введения двойного гражданства является референдум, и мы должны постараться сделать всё, чтобы он был результативным. Наилучшие шансы для этого – при совмещении референдума с выборами президента», – считает спикер.

Также Пранцкетис предложил ещё один способ повысить явку. По мнению политика, одновременно можно было бы провести дополнительный референдум – о сокращении числа депутатов Сейма со 141 до 121. Пранцкетис убеждён, что «люди это поддерживают и придут голосовать». А в конце мая Сейм Литвы большинством голосов принял к рассмотрению законопроект о снижении порога активности на планируемом референдуме по вопросу двойного гражданства. Данным законопроектом предлагалось считать вынесенный на голосование вопрос одобренным, если за него выскажутся более половины участников, но не менее одной трети от всех избирателей. В настоящее время для одобрения результатов плебисцита необходимо более половины голосов всех избирателей. Предполагалось, что далее законопроект поступит на рассмотрение профильных комитетов Сейма и будет рассмотрен во втором и третьем чтениях.

Однако глава Литвы Даля Грибаускайте наложила на эти поправки своё президентское вето. «Эмиграция затронула каждую литовскую семью, и нам действительно нужно расширять возможности получения двойного гражданства. Путь ясен: изменение конституции через всенародный референдум путём большинства голосов. Так давайте же не будем тратить время на поиск искусственного упрощения референдума», – призвала президент.

Своеобразная логика в этом вето присутствует: часть литовской элиты по прежнему считает, что потеря страной населения – на самом деле благо.

Потому что избыток народонаселения ведёт к подъёму социального напряжения, к росту протестной активности, а чем меньше людей в Литве, тем и меньше забот у властей