Российская пресса вбросила в общество очередную порцию слухов, домыслов и предположений о том, отдадут ли под суд бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, чье министерство, как известно, проворовалось самым бессовестным и подлым образом. Именно так – порцию слухов, домыслов и предположений. Потому что – реальной, подтвержденной документами, свидетельскими показаниями и раскаяниями самих расхитителей информации в распоряжении журналистов нет. И оттого журналисты, а вслед за ними и все читатели вынуждены играть в хорошо известную российскую игру под названием «посадят-не посадят».

Это очень захватывающая игра, и ее правила просты. Народ делится на две произвольные части. Одна часть утверждает, что Сердюкова – непременно посадят, другая часть утверждает обратное. Прошу заметить: никто из играющих даже полусловом не заикается о том, что Сердюков – невиновен. Все сходятся на том, что он потенциально виновен и его надо сажать, но, поскольку мы живем в России, то могут и не посадить. Могут, даже, и наградить орденом. Повысить в должности. Поставить прижизненный бюст на его малой родине. Снять о нем бодрый телесериал. И тому подобное. Полистайте, если хотите, интернет-страницы: в настоящее время страсти вокруг отставного министра обороны кипят нешуточные.

***

Давайте и мы поиграем в исконно русскую народную игру. Итак, напомню, игра называется «посадят или не посадят бывшего министра обороны Сердюкова». Дабы никто не обвинил нас в предвзятости, давайте вначале поиграем на одной стороне, а затем – на другой. И в конце посмотрим, что из того получится.

Итак, вначале попытаемся доказать, что отставного министра Сердюкова просто-таки обязаны посадить.

Для начала согласимся: не может быть такого, чтобы миллиарды – украли, а ворье при этом никаких следов не оставило. Так, знаете ли, не бывает. Чем внушительней кража, тем больше следов обязано остаться. Это – криминалистическая аксиома. Еще одна криминалистическая аксиома гласит, что без ведома главного лица во всяком  заведении (в том числе, и в министерстве) возможно, украсть разве что какой-нибудь дырокол. Но не многие же миллиарды рублей! И – не десятки объектов недвижимости! А ведь именно о таком масштабе воровства как раз и идет речь.

Однако же здесь сам собою напрашиваются логичные вопросы: а отчего же тогда окопавшееся в министерстве обороны ворье – за исключением нескольких маловразумительных дамочек – до сих пор наслаждается свободой? Отчего сам отставной министр по сию пору разъезжает в «Мерседесе» с тонированными стеклами и в сопровождении свирепой охраны, и в ус не дует?

Вопросы, понятное дело, не в бровь, а в глаз. И ответов на них может быть несколько. Украсть многие миллиарды казенных рублей, а, кроме того, еще и незаконно продать множество объектов недвижимости – это вам не мелочь по карманам тырить. Для того чтобы казнокрадов уличить, нужны серьезные доказательства. А серьезные доказательства за две недели собрать невозможно. Их, может быть, и за два года не соберешь.

Рассудите сами. Всякое поступление средств из казны в министерство сопровождается множеством документов и контролируется множеством инстанций. И потому просто так, будто из собственного портмоне, казенные деньги не слямзишь. Для того чтобы их слямзить, необходимо подделать и переделать сопровождающие документы, ввести в заблуждение или подкупить контролирующие инстанции. А это – долгое и тонкое дело.

Но еще дольше и тоньше нужно действовать следователям, чтобы все эти ухищрения разоблачить. Экспертизы, допросы свидетелей и подозреваемых, обыски, выемки, опять экспертизы… Все это по обыкновению занимает Бог весть сколько времени. Многие месяцы! Годы! А, к тому же, большая часть свидетелей и подозреваемых – это не какие-то сопливые воришки, а – лица при должностях, регалиях и связях: как говорится, кто – кум королю, кто – сват министру… Они на твои вопросы месяцами могут не отвечать! Они тебе в лицо плевать будут! И попробуй-ка тут уложись в короткие сроки…

Второе обстоятельство, которое тормозит расследование, называется политика. Без политического момента можно расследовать дело какого-нибудь воришки, отобравшего мобильник у прохожего. Поймал ты того воришку, выбил из него признание – и в тюрьму его! А вот если ты расследуешь дело, в котором фигурирует бывший министр или хотя бы какие-нибудь его заместители – то уж тут без политики не обойтись никак! Тут уж, в угоду каким-то непонятным тебе политическим моментам и нюансам тебя постоянно будут бить по рукам: и того тебе нельзя делать, и этого нельзя допрашивать… Конечно, ловкий и профессиональный следователь так или иначе минует эти многочисленные «нельзя» и доведет дело до логического конца (если ему позволят), и – казнокрады всей гурьбой усядутся на скамью подсудимых. Но – сколько же минует времени! Так что не ругайте следователей всуе, а лучше вникните в обстоятельства их нелегкого труда в современных российских реалиях.

Еще один нюанс, касающийся расследования хищений в министерстве обороны. Сейчас многие ругают следователей за то, что они, мол, не желают браться за главные дела (доказывать факт причастности того же Сердюкова к многомиллиардным хищениям), а все больше работают по мелочам. Например, намереваются возбудить уголовное дело по факту того, что Сердюков, будучи министром, злоупотребил своим служебным положением: взял да и благоустроил за казенный счет поместье своего зятя, да еще и провел туда (опять-таки за казенные деньги) дорогу.

Думается, и тут не надо пенять следователям. Тут, наверно, надо повторно вникнуть в специфику их деятельности. Во-первых, злоупотребив служебным положением, отставной министр истратил (то есть, украл), по неточным данным, около 50 миллионов народных рублей. И разве за одно только это он не достоин посадки? Еще как достоин!

А, во-вторых, существует проверенное годами следовательское правило. Допустим, следователь сел на хвост некоему абстрактному ворюге, крадущему миллионы. Но одно дело – изобличать этого ворюгу, когда он на свободе, и совсем другое дело – когда ворюга сидит в тюрьме. Следовательно, ворюгу надобно посадить в тюрьму – хотя бы за какое-нибудь малое дело. И уж там-то… Это будучи на свободе, ворюги ведут себя нагло и цинично, стращают следователей связями и адвокатами. А оказавшись под тюремной шконкой, ворюга тотчас же теряет свой лоск и свою самоуверенность. И – колется во всех своих прегрешениях, как грецкий орех. Потому что знает – теперь-то ему не помогут никакие связи. Следуя воровскому правилу, эти связи постараются пойманного ворюгу утопить – чтобы он не утопил их. И потому ворюга станет стремиться прежде утопить своих подельников. Ворюги – они одинаковы везде: и в малинах, и в министерских кабинетах… Разумеется, этим самым я никак не намереваюсь опорочить честное имя отставного министра Сердюкова (ибо его причастность ни к какому криминалу покамест не доказана), а рассуждаю так, вообще.

Потому-то мы не станем ругать неторопливое наше следствие, а, наоборот, всячески радоваться его малым успехам. Вот, пишут, буквально-таки на днях следователи изобличили и упекли в тюрьму еще одного фигуранта-расхитителя. И, поговаривают, на очереди еще несколько почти изобличенных казнокрадов. Так что – не будем покамест пенять неторопливой российской Фемиде, а, наоборот, станем надеяться и тихо радоваться…

***

А теперь порассуждаем о том, что бывшего министра Сердюкова не посадят – как говорится, ни за что и никогда.  

Упомянем, опять же, о политике. Кто-нибудь из вас помнит, чтобы в России посадили какого-нибудь министра, депутата, губернатора или хотя бы градоначальника? Лично я таких фактов не припомню… Может, наши министры, депутаты и губернаторы и градоначальники – сплошь честные люди? Поднимите руки, кто и вправду так считает!.. Тогда – почему же их не сажают? Ответ на этот вопрос напрашивается сам собой: таково, вероятно, требование современного российского политического момента. Нельзя-с! И все тут! Потому что посадки министров, депутатов, губернаторов и градоначальников сильно испортят политический имидж России. Или еще что-нибудь… Ну и вот: в угоду этому политическому моменту Сердюкова и не посадят. С возведением бюста на его малой исторической родине…

Далее. Господина Сердюкова могут не посадить еще и потому, что он, как известно, чей-то близкий родственник. То ли президенту, то ли премьер-министру. В стране, повязанной всяческим кумовством и блатом, близких родственников обычно не сажают.

Коснемся еще раз следователей. Мы уже говорили, что добыть показания, провести экспертизы, обнаружить и изъять похищенное – дело весьма кропотливое и трудоемкое. До такой степени, что, может статься, следователи его и не осилят. Ну а что тут такого удивительного? Не имею, конечно, в виду именно тех следователей, которые копают под Сердюкова, а рассуждаю отвлеченно: профессиональный уровень современных российских полицейских (в том числе и следователей) оставляет желать лучшего. До такой степени лучшего, что едва ли не для половины из них только высшей степенью профессионального мастерства является наложение штрафа на мирного прохожего, в неположенном месте перешедшего улицу. Такая вот беда… И, ввиду этой беды, поневоле закрадываются сомнения: а что если у следователей не хватит профессионального мастерства изобличить г-на Сердюкова и иже с ним? Изобличать миллиардеров-казнокрадов – это вам не рассеянного пенсионера оштрафовать…

Не стоит также сбрасывать со счетов и такой момент. Учитывая, какие суммы хапнули казнокрады из Минобороны, кто может поручиться, что часть тех сумм не пойдет на подкуп следователей? И, отсюда, кто может поручиться, что какой-нибудь следователь (а, может, и не один) не польстится на те суммы и, получив их, не станет чинить препятствия следствию, и преуспеет в этом деле? То-то же…

Дальше – российский суд. Всяк из нас в той или иной мере знает, что оно такое – современный российский суд. Даже сам российский президент не так давно выразился в том смысле, что российские суды в современном их профессиональном и нравственном состоянии представляют просто-таки угрозу для всего российского государства! А президент зря не скажет… Ну и вот: предположим, что неимоверными усилиями доказательства против Сердюкова были собраны и предоставлены в суд. И что же дальше? Будет ли это автоматически означать, что господина Сердюкова с компанией непременно упекут? Принимая во внимание современные судейские реалии – ничуть. Могут и отпустить – с возведением все того же бюста на малой исторической родине…

***

Учитывая, что мой скромный труд – всего лишь журнальная статья, а, значит, он ограничен в объемах, предлагаю всякому желающему читателю самостоятельно продолжить перечень аргументов в том смысле, посадят или не посадят бывшего министра российской обороны Анатолия Сердюкова. Уверен, что у каждого читателя такие аргументы отыщутся.

Итак, кто за то, что Сердюкова посадят? И, обратно говоря, кто за то, что его не посадят? Да-да, вы меня правильно поняли: с последующим возведением бюста на его исторической родине. И, может быть, с изготовлением телесериала о его героической деятельности. И, понятное дело, с назначением его на новую хлебную казенную должность…

Анатолий Ярмолюк для Sozidatel.org