Центральная Азия стала главным каналом поставки афганских наркотиков в Россию

altРастущие объемы производства наркотиков в Афганистане и их транзит через страны Центральной Азии начинают все больше тревожить руководство России. Рост потребления наркотиков и увеличение числа наркозависимых внутри страны, превратившееся в одну из главных угроз ее национальной безопасности, заставляет обращать все более пристальное внимание на главный центр их производства – Афганистан, имеющий практические неконтролируемую границу с новыми государствами Центральной Азии.

Усилия, которые в последнее время предпринимаются на этом направлении, свидетельствуют о том, что борьба с производством наркотиков и их трафиком в ближайшие годы имеет все шансы стать еще одним «национальным проектом» России, без успешного осуществления которого она вряд ли может рассчитывать не только на модернизацию, но и на элементарное выживание.

Новости о задержании в России наркокурьеров, подавляющее большинство которых являются гражданами стран Центральной Азии, появляются почти каждый день. Так, 3 июня два сотрудника московской милиции были ранены при задержании группы подозреваемых в сбыте наркотиков граждан Таджикистана, которые оказали активное сопротивление, набросившись на сотрудников МВД с ножами и металлической арматурой. Милиционеры были вынуждены применить табельное оружие, в результате чего один из нападавших был убит, еще двое – ранены. В тот же день стало известно о пресечении деятельности организованной преступной группировки, занимавшейся импортом в Россию кокаина из Центральной Америки. Сотрудникам ФСКН по Московской области удалось изъять рекордную партию этого наркотика, общий вес которого составил 9 кг, а стоимость - 52 млн. руб.

Но кокаин для России все-таки пока скорее экзотика, так как основной объем потребляемых в стране наркотиков составляет афганский героин.

Как известно, с началом осенью 2001 г. операции США в Афганистане производство наркотиков в этой стране возросло лавинообразно. Если при правлении талибов запрет на выращивание наркотиков строго соблюдался, то с приходом войск США и НАТО в этой сфере наступила полная свобода. В результате производство опиума в Афганистане с 2001 г. по настоящее время выросло в 40 с лишним раз. По данным директора ФСКН России В. Иванова, сегодня в Афганистане производится опиума в два раза больше, чем десять лет назад производилось во всем мире. С одного гектара посевных площадей Афганистан производит 56 килограммов опиума или 154 килограмма гашиша, что в два раза превышает «производительность» в странах «Золотого треугольника» (Таиланд, Лаос, Бирма) и Марокко. По производству опиума и гашиша Афганистан в настоящее время уверенно занял первое место в мире. Крупнейшими потребителями афганских наркотиков являются государства Евросоюза и Россия, на долю которых ежегодно приходится, соответственно, 750 и 550 тонн опиума.

По оценкам ФСКН, ежегодно от потребления наркотиков в мире погибает порядка 100 тыс. человек. В России же наркотики ежегодно уносят около 30 тыс. человеческих жизней.

То есть, на долю России, где проживает всего лишь 2% мирового населения, приходится почти 1/3 всех вызываемых наркотиками смертей.

В мировом рейтинге стран с наибольшей численностью наркозависимого населения Россия занимает третье место после Афганистана и Ирана. Употребление наркосодержащих веществ за последние 10 лет резко возросло. Если в 2001 г. на учете в России стояли 369 тысяч больных наркоманией, то в 2009 г. – уже 550 тыс. Эта цифра учитывает только тех, кто обратился за помощью в медицинские учреждения добровольно. Фактически же в России 2-2,5 млн. наркоманов, большинство которых - люди трудоспособного возраста. По статистике 20% наркоманов составляют школьники, 60% –люди в возрастном диапазоне 16-30 лет, и еще 20% – население более старшего возраста. То есть, наркомания отнимает у России столь нужное ей сейчас трудоспособное население.

Пытаясь предотвратить наркотическую угрозу или хотя бы снизить ее масштабы, Россия с начала этого года оказывает возрастающее давление на США и НАТО с целью заставить их уничтожать посевы опиумного мака в Афганистане. 17 марта на заседании Совета Россия – НАТО в Брюсселе глава ФСКН В. Иванов представил членам альянса российский план ликвидации афганского наркопроизводства «Радуга -2: Россия – НАТО». План включает семь пунктов: повышение статуса проблемы афганского наркопроизводства до уровня угрозы международному миру и безопасности, создание двух миллионов рабочих мест для афганцев, более трех миллионов из которых заняты выращиванием наркотиков, уничтожение посевов опиумного мака, составление ООН специального списка землевладельцев, предоставляющих землю под маковые плантации, обязательное уничтожение силами НАТО в Афганистане посевов наркотиков, сотрудничество спецслужб и обмен разведданными, а также совместное обучение афганских наркополицейских.

Однако от уничтожения плантаций мака руководство американского контингента отказалось, мотивировав это заботой об афганских крестьянах, которые могут остаться без средств к существованию. Позиция США вызвала резкую реакцию российского МИДа, назвавшего ее «вопиющим случаем» и свидетельством если не прямого, то косвенного потакания производителям наркотиков. В заявлении МИДа приводится ситуация в округе Марджа афганской провинции Гельменд, когда командование американского контингента после завершения военной операции отказалось отдать приказ об уничтожении маковых плантаций под тем предлогом, что это лишит средств к существованию "простых афганских крестьян". При этом количество наркоманов в самом Афганистане уже достигло 1 млн. чел., а суммы, получаемые от выращивания опиумного мака афганскими крестьянами и контролирующими наркобизнес военизированными группировками, несопоставимы с общим объемом доходов от торговли наркотиками.

По данным ФСКН, доходы от афганского наркобизнеса составляют порядка 65 млрд. дол., что сопоставимо с объемом ВВП Хорватии или Словении, а также таких нефтедобывающих арабских стран, как Ливия или Ирак.

Однако внутри самого Афганистана остаются не более 5 млрд. дол., то есть не более 8% совокупных доходов от наркобизнеса. Что касается крестьян, то им достается всего 500 млн. дол., что эквивалентно 200 дол. на одного крестьянина в год. То есть, абсолютное большинство доходов от наркоторговли оседают в руках отнюдь не афганцев, что порождает подозрения о причастности к этому процессу международного военного контингента в Афганистане.

В увеличении производства афганских наркотиков США и НАТО недавно прямо обвинил Иран. В интервью бакинскому информационному агентству «Тренд» министр внутренних дел Ирана Мустафа Мохаммед Наджар, находившийся в начале мая с визитом в Азербайджане, заявил, что «присутствие в Афганистане сил США, Великобритании и других стран способствует росту производства наркотиков». Тот факт, что после оккупации Афганистана странами Запада производство наркотиков в этой стране многократно возросло, свидетельствует, по его словам, о нежелании Запада бороться с распространением наркотических средств.

Не привыкший, по-видимому, следовать нормам политкорректности глава иранского МВД пошел еще дальше, заявив, что «рост производства наркотиков… демонстрирует, кто в действительности производит эти средства и занимается их транзитом».

В отличие от других граничащих с Афганистаном стран Иран гораздо более плотно контролирует свою границу и целенаправленно занимается борьбой с транзитом и распространением наркотиков. Огромные бюджетные средства тратятся на строительство вдоль границы с Афганистаном фортификационных сооружений – высоких заборов, рвов, а также виселиц, которые должны устрашать наркоторговцев. Однако в горных районах строительство заградительных сооружений затруднено, и транзит наркотиков там по-прежнему сохраняется. Недовольство Ирана вызывают и недостаточные усилия, предпринимаемые по борьбе с наркотрафиком соседними с Афганистаном странами. По словам М. Наджара, в 2008 году шесть государств, имеющих общую границу с Афганистаном, провели конференцию и взяли обязательства по противодействию контрабанде наркотиков. Однако до сих пор эти обязательства остаются на бумаге и выполняются только Ираном.

Проницаемость границ между Афганистаном и соседними странами Центральной Азии представляет одну из главных угроз национальной безопасности России.

Если граница Афганистана с Узбекистаном закрыта, то участок границы с Туркменистаном почти не охраняется, а граница с Таджикистаном охраняется плохо. Поэтому наркотики довольно свободно попадают из Афганистана в Среднюю Азию. К тому же государства региона не имеют с Россией и Казахстаном надежно прикрытых и охраняемых границ, а их население пользуется правом практически беспрепятственного въезда на территорию РФ по внутригражданским паспортам. Несколько миллионов граждан Киргизии, Таджикистана и Узбекистана в настоящее время работают на территории России в качестве трудовых мигрантов и налаживание транзита и сбыта наркотиков особых проблем не представляет.

Тот факт, что Центральная Азия за последние годы превратились в главный транзитный канал поставки наркотиков в Россию, становится все более очевидным. Причем если ранее в наркобизнесе были задействованы в основном граждане Таджикистана, то в последнее время в сводках по изъятию наркотиков все чаще фигурируют уроженцы Киргизии. 9 апреля наркокурьер из Киргизии при попытке сбыта наркотиков был задержан в Перми, причем сотрудникам милиции пришлось применить табельное оружие. В ходе осмотра у него было обнаружено 48 граммов героина высшей пробы. 13 апреля при осмотре пассажирского поезда, следующего транзитом через Казахстан, у гражданки Киргизии в четырех банках были обнаружен свертки с героином общим весом более 1 килограмма. 6 мая сотрудниками ФСКН по Новосибирской области была задержана приехавшая в город около двух месяцев назад гражданка Киргизии, у которой было обнаружено 0,5 килограмма героина, весы и упаковочный материал.

В самой Киргизии 1 апреля спецслужбами была изъята рекордная партия наркотиков. На съемной квартире в Оше было обнаружено 160 целлофановых мешков «со специфическим запахом афганского гашиша (чарса)», на которых «имелись характерные маркировки и надписи на арабском языке, указывающие на происхождение и качество наркотиков», а также более 20 обмотанных скотчем упаковок «с порошкообразным веществом белого цвета со специфическим запахом героина». Общий вес обнаруженного героина составил 21,4, а гашиша - 107,8 килограмм. По оперативным данным, наркотики планировалось доставить в Россию с помощью граждан Таджикистана. В последнее время Ош, занимающий выгодное географическое положение в восточной части Ферганской долины, превратился в один из крупнейших центров транзита наркотиков из Афганистана в Россию и Европу. По данным управления ООН по наркотикам и преступности, ежегодно через Киргизию проходит транзитом около 20 000 кг. наркотиков, большая часть которых следует через Ош, причем киргизские спецслужбы перехватывают не более 5% этого количества.

По мнению киргизских аналитиков, местные наркобароны сыграли ключевую роль в провоцировании массовых беспорядков 13-14 мая, когда были захвачены здания областных администраций в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях Киргизии, а также столкновений между киргизами и узбеками 19 мая в Джалал-Абаде, в ходе которых было убито 3 и ранено более 70 человек.

Заинтересованность наркобаронов в поддержании перманентной нестабильности объясняется опасениями перед возможным размещением в Оше российской военной базы, о котором было объявлено в прошлом году, и возможным усилением борьбы с наркобизнесом, которое нарушит сложившиеся в регионе наркосети.

Впрочем, инструменты воздействия на ситуацию в регионе у России есть. Причем касается это не только Таджикистана и Киргизии, экономика которых критически зависит от денежных переводов работающих в России гастарбайтеров, но и сил НАТО в Афганистане. По мнению члена комитета Госдумы по международным делам С. Багдасарова, Россия могла бы использовать такие рычаги, как отказ пропускать через свою территорию грузы для группировки НАТО в Афганистане, а также запрет на участие в тендерах по перевозке этих грузов российских авиакомпаний, которые перевозят значительную их часть. Для борьбы с наркотрафиком можно активно использовать и гарнизоны российских военных баз в Таджикистане и Киргизии, которые по действующему законодательству делать это не могут.

Источник: stoletie.ru