Недавний визит РФ-премьера в Париж внушает мысли о политической шизофрении, то есть расщеплении общественного сознания по американской технологии: одни слова публичного политика для  их внутреннего потребления «электоратом», другие слова – для внешнего мира. Применительно к россиянскому политику это выражется той же формулой, но с важной поправкой: слова для внешнего рынка (Госдепа, Евросоюза и т.д.) подтверждаются действиями, слова для своего электората – повисают в воздухе. На языке березовских это именуется политической «разводкой», а результат ее трудно назвать иначе как общественной шизофренией.


На официальном сайте премьера РФ можно было ознакомиться и буквально со словесным шедевром премьера, и с его извинениями перед французской аудиторией за те или иные сбои в сроках или процентах выполнения двусторонних договоренностей – ведь нам, говорит премьер, надо еще соблюсти национальный интерес России… «Национальные интересы России» – чересчур громко сказано, ведь имеются в виду интересы интернационального олигархата РФ – олигархата, ничего общего, собственно, с Россией не имеющего.

Однако в предвыборный период, несмотря на безотказность электронно-политической  машины под названием «Выборы», власти РФ вынуждены, по словам премьера, действовать «аккуратненько» – не слишком усердствуя с переводом тарифов ЖКХ на «мировые стандарты», иначе придется выселять на улицу 80% российских семей. Но работа в этом направлении, как заверил премьер, будет продолжена, чтобы не подводить иностранного инвестора – и не лишать его  привычного делового комфорта.

Вспоминается интервью пожизненного первопоследнего президента СССР, данного французским СМИ. Цитируя «великого Ленина» (кстати, великого русофоба), Горби повторил, что «всякое сближение с Францией необходимо и полезно». Развивая эту тему, теперь уже Путин попробовал польстить высокомерным французам, заявив о родстве и общности российской и французской культур и даже истории, заодно похвалившись «перекрестными годами» – «годом Франции в России» и «годом России во Франции». Чтó есть «российская культура» – вопрос, конечно, интересный, об этом много может рассказать – и ведь рассказывает! – многолетний путинский министр культуры Швыдкой (теперь – спецпредставитель presidenta по международной культуре). А что касается объявленных «года русского языка во Франции» и «года французского языка в России», то вряд ли можно  утешаться тем, что русский язык пока еще не объявлен россиянским –его активная переделка под руководством путинского ТВ и путинского же министра образования Фурсенко идет весьма и весьма активно.

Что касается общей истории, то, действительно, есть у нас такой общий клочок. Традиция требовать русских солдат для решения задач Запада родилась задолго до традиции мировых войн интернационального правительства против национальных государств (хотя уже 1812 год был прообразом такой мировой войны не в собственно французских национальных интересах – наполеоновская Франция была банально использована Ротшильдами, живущими  по обе стороны Ла-Манша).

Французские инвесторы, как упомянутые Путиным, так и не упомянутые, своим кремлевским партнером очень довольны, потому  и предложили воздвигнуть памятник воинам Русского экспедиционного корпуса, покрывшего себя неувядаемой славой в составе французских войск в первой мировой войне. Но раз уж речь пошла об инвесторах, пора перейти к экономической составляющей выступления премьера РФ.

Эта составляющая, в свою очередь, распадается на несколько направлений:

- атомная энергетика;
- сотрудничество в космосе;
- авиастроение (совместные разработки);
- автопром;
- строительство дорог в России.

Атомная энергетика будет в РФ расширяться географически и улучшаться качественно, потому что, как подразумевает ВВП, «Северный» и «Южный» потоки высосут всю углеводородную энергию России, а ведь РФ не намерена отказываться от роли энергетического донора Зап. Европы и Юго-Восточной Азии. Естественно умолчание премьера о том, как относятся на Западе к своим энергетическим донорам, – пример с Ливией слишком свеж еще в памяти, а то, что сердюково-юдашкинские реформы армии превращают ее из вооруженных сил страны в разоруженное безсилие – ни для кого не секрет.

Недовыполнил премьер обязательства РФ по использованию французского космодрома в Южной Америке, но обещал исправиться и более регулярно заказывать  их дорогостоящие услуги. Хотя оратор и так уже смог поздравить аудиторию: «взаимовыгодный обмен» РФ и Франции вернулся к докризисному уровню, чего еще нет ни с какой другой страной.

Очевидно, что это радостное «достижение» объясняется закупкой вертолетоносцев «Мистраль» – наскребли по сусекам, а собственные верфи в это же время – в подвешенном состоянии.

Совместные разработки пассажирских самолетов интересуют французов скорее в смысле сбора информации о наших авиазаводах и возможности их приватизации со временем для успешной ликвидации российского конкурента.

Сотрудничество российского автопрома с Западом премьера тоже радует: бешеный прогресс, одни только французы из «Рено» разработали для наших автомобильных пробок шесть новых моделей. Осталось только дороги построить. А тут-то и пришлось премьеру оправдываться: нет хорошей дороги даже между Москвой и Петербургом, неудобства испытывают не только российские водители, но и заграничные инвесторы, недовольны экологи, экономисты  и даже правозащитники.

Однако есть у радостей премьера своя «гуманитарная составляющая». Он подписал программу «развития русского языка» в мировом масштаба, которая предусматривает и перекрестные (почему не обоюдные?) «год русского языка во Франции» и «год французского языка в РФ». Но если во Франции существует законодательство по защите своего языка, то в РФ есть реальная программа повсеместной порчи русского – не потому ли премьер инстинктивно избегает слова «обоюдный»? – его ТВ, его политологи и режиссеры  крест-накрест перечеркивают русский язык, и «перекрестные годы» верно характеризуют  отношение русскоязычных к нашему русскому языку.

С одной стороны, путинистские СМИ талдычат нам о поиске некой россиянской «национальной идеи» (ЧМ по футболу, конкурентоспособность, комфорт, безвизовый режим и т.д.), а с другой стороны – сами путинисты, и уже всерьез, отчитываются в Бильдербергском клубе и в Давосе. И содержательная сторона собеседований там и тут – различна. С глобалистами не пошутишь, особенно – если неуклонно спускаешься до уровня страны третьего мира, до уровня энергетического донора. Поэтому вертлявая «власть РФ», эта прислужница мирового капитала, все время нам вешает лапшу на уши: то «план Путина» (кто его помнит?), то «удвоение ВВП» (тандем – налицо!), «модернизацию» от Медведева (долой техосмотр!), фронт «общероссийского народа» от ВВП (и против народа).

Есть у англосаксов поговорка: «Говорит, упершись языком в щеку». Запад прекрасно знает цену всем словесным выкрутасам кремлян перед российским слушателем: speaking with one’s tongue in one’s cheek. Но от своих «смотрящих по России» Запад требует серьезных результатов. И они налицо: разрушение образования, армии, безвизовый наплыв «новых иностранцев» (Азербайджан, Армения, Средняя Азия), разгул ювенальных технологий, пропаганда извращений, драконовские «тарифные реформы», региональный сепаратизм…

Некоторые перлы премьера наводят на мысль, что даже Ельцин сказал бы это лучше: «Мы активно привлекаем французов для работы в третьих странах, там, где они являются безусловными лидерами». Интересно, как можно лидера привлечь туда, где он чувствует себя хозяином?

Премьер успокоил французов, что создание пропутинского «общероссийского фронта», куда записывают целыми коллективами, «пойдёт на пользу и развитию многопартийности политической жизни, освежит её». Что же, можно только с горечью констатировать, что в русском патриотическом «движении» существует движение за многопартийность, умело направляемое политтехнологами Кремля. О соборности русского решения проблем партийные вожди не задумываются. Потому-то и остаются эти партии карликовыми, что народ интуитивно чувствует: партия – это не собор, партия – это подвох. Но куда легче и безопаснее записным, реестровым «патриотам» долгие годы ждать патриотических решений от Путина, только это оборачивается для них потерей собственного лица.

В целом визит «национального лидера» в Париж прошел на мажорной ноте. «Вместе развиваем наш общий европейский дом», – подытожил премьер, и лучше не сказал бы даже Горби.

Недавно смещенный глава Совета Федерации Сергей Миронов, выступая 26 июня по РЕН-ТВ,  откровенно дал понять, что нынешняя антипутинская песня западных СМИ, запущенная вице-президентом Байденом, – элементарная психологическая ловушка для простофиль. Американцы, сказал С.Миронов, часто говорят что-либо, при этом держа кукиш в кармане. Или, как мы уже знаем, языком подпирая щеку.

А вот РФ-премьер выступил по-своему замечательно и саморазоблачительно. Хорошо ли его поняли партийные вожди «русского движения»? Не пора ли им делать правильные выводы? А то они «ведутся» на американскую «разводку», что-де Медведев оченно хорош, а Путин – плох, даже американцам надоел. Значит, говорит один партийный «вождь» другому, надо поддержать нам Путина. Прямо-таки очень он в их поддержке нуждается! Это сами они нуждаются в прозрении – или просто боятся правде посмотреть в глаза.

Зато Прохоров понял, он аплодирует. Если кто еще не знает – это олигарх, новый лидер партии Касьянова-Немцова. Соперник Путину или Медведеву на президентских выборах (если будет отмашка Вашингтона, если решат закрутить гайки до отказа и вывести на улицы «внутренние войска»).

Кому как не Прохорову лучше знать, что говорит Путин «общенародному фронту» – и что он говорит Чубайсу, Авену и Прохорову!

 

Юрий Серб для golossovesti.ru