Просочившаяся в СМИ информация о том, что чеченские следователи собирают личные данные военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях на Северном Кавказе, взбудоражила общественность, а военных и вовсе поставила в состояние беспомощной растерянности. Встаёт несколько серьёзных вопросов: зачем чеченцам понадобились домашние адреса российских солдат и офицеров? Для того чтобы мстить и удовлетворять низменное чувство, превращённое кадыровской администрацией в национальную идею?

Почему молчат Кадыров и представители Кремля, не опровергают и не разъясняют ситуацию, которая на фоне убийства русского полковника Юрия Буданова в центре Москвы с распространяющимися слухами о том, что данные о нём были представлены исполнителям убийства российскими спецслужбами, выглядит ошарашивающе-провокационно и полностью деморализует не только армию, но также структуры МВД, ФСБ и ОМОНа. Ведь теперь никто из представителей силовых подразделений РФ не может чувствовать себя в безопасности, любое применение силы и оружия с их стороны с лёгкостью может быть расценено как преступление и повлечь либо к уголовной ответственности либо к физической расправе по закону гор.

В качестве корреспондента мне не раз доводилось встречаться с ветеранами чеченской войны, покалеченными, израненными, прикованными к инвалидным креслам, а порой и к койкам, но не озлобившимися, не стремящимися отомстить за отнятую молодость и здоровье. Чаще всего они винят себя… Винят за то, что не увернулись от снайпера, за то, что из-за горячности не отказались поехать в «горящую точку», и почти ни разу я не слышал от них ненавистных речей в адрес чеченцев. Жёны, подруги, родители тоже чаще винят себя – не отговорили, не откупили, не уберегли, иногда винят российское командование и правительство, посылавшее необстрелянных солдат в «пекло».

Я даже слышал абсолютно искреннее раскаяние в грехах юности, мол, Бога не знали, в церковь не ходили, курили, выпивали, воровали морковку у соседей, родителей не слушали, вот теперь сидим на инвалидных колясках. Слава Богу, Господь через скорби к вере привёл. Спрашиваю: кого-нибудь убить успели? Чаще слышан отрицательный ответ: ехали на задание на броне, подорвались, контузия, осколочные ранения, оторванные конечности, госпиталь, инвалидность. Реже слышал: ну да, стреляли куда-то, а убили или нет, не видели.

Как-то раз зашли мы с ребятами, воевавшими в Чечне, для разговора в ресторан с хорошим русским названием. Оказалось заведением заправляют чеченцы, а русского персонала не было совсем. Почему-то подумалось, что конфликта не избежать. Однако всё прошло мирно, никакой агрессии я заметил, чему я был крайне удивлён. И в самом деле, тут есть чему удивляться: молодых, полных сил ребят затянули в авантюру, покалечили, оставленных на окраине жизни с копеечными пенсиями, обозвали насильниками, убийцами и мародерами, а они нашли в себе силы всё простить и жить без ненависти. Это ли не чудо!

Вместе с тем, поражает та сатанинская мстительность, которую проявляет к русским солдатам (выполнявшим на Северном Кавказе, между прочим, приказ, а не собственную волю) «та сторона», абсолютно не чувствующая собственной вины за порождённый конфликт и стремящаяся к мести любой ценой спустя более 10 лет. И мне как, наверное, многим русским людям, хотелось бы понять: кто эту сторону представляет? Если жестокая мстительность свойство чеченского народа, то почему в советское время тот же самый народ проявлял исключительно положительные качества кавказского характера и темперамента – открытость, честность, ответственность, гостеприимство?  

На мой взгляд, нет в черте чеченского народа никакой особо выраженной мстительности. Выражаясь жаргонным языком всё это - дешёвые понты узкого круга лиц, избалованных международным вниманием и кремлёвскими подачками. Эти люди не чувствуя грани дозволенного, чувствуя что российское руководство малодушествуя идёт у них на поводу, они просто тупо качают свою уголовную масть. Те официальные запросы, которые чеченские следователи шлют в Следственный комитет при Министерстве обороны РФ -  это очередная попытка расширить свои полномочия, а это та грань, за которой российская власть полностью теряет свой авторитет и самостоятельность.

У Владимира Владимировича Путина, пользующегося в Чеченской республике большим авторитетом, есть реальная возможность одним лишь своим словом остановить, пока это ещё не поздно, распоясавшихся наглецов. Для этого достаточно сказать простые и разумные слова: уймитесь и заткнитесь, потому что Чечня получает из федерального бюджета больше чем любой другой регион РФ, а прав и свобод у вас столько, что вы с ними уже и не справляетесь. А ещё вам не мешало бы подумать, как восстановить своё сельское хозяйство и экономику в целом, до того как господа глобалисты спустят резолюцию о превращении России в маленькое национальное государство, укладывающееся в пределы Московской области, главной идеей которого станет – «Россия, для русских». Вам же в этом случае не останется ничего иного кроме как штудировать ваххабитскую литературу и готовить террористов-смертников, но не для Джихада, а для войск и планов антихриста, идущего в мир, и этот путь заведомо проклят.

Ещё раз повторюсь, мстительность это не генетическая черта чеченцев, а искусственно формируемый фактор, превращённый в политику и бизнес. Но у России есть возможность образумить тех, кто его формирует, потому что она Чечне слишком многое простила и слишком много подарила, а больше Чечне никто не даст и мирной жизни не пожелает. Нахалам и наглецам пора сказать – хватит! Однако, руководство РФ почему-то молчит.


Сергей Чибисов, для Sozidatel.org