За последнюю пятилетку Китай существенно нарастил свою мощь во многих отраслях и в производстве. Куда движется КНР, какие цели    преследует? Появится ли в мировом сообществе новая сверхдержава?

Вопросов много. Ещё не так давно их учёные, дипломаты и прочие официальные лица редко появлялись на многочисленных международных конференциях по причине невозможности открыто излагать свои мысли и представлять свои проекты. Зато сегодня китайская элита может себе это позволить, уже имея не одну точку зрения на многие глобальные вопросы.

Китайские учёные общаются с мировым сообществом довольно открыто, заявляют о многих накопившихся противоречиях внутри страны. В частности, идут горячие дебаты о грядущей смене партийного руководства, называя прежнюю манеру правления Ху Цзиньтао «мелким бюрократством». Но не станет ли это бюрократство крупным, приди к власти Си Цзиньпин, вероятный преемник Ху? Ведь за большинством его решений наверняка будет стоять тень Цзиньтао… Мнения разделяются. Многие считают, что радикального разрыва с прошлой системой управления не произойдёт. Хотя, по мнению некоторых китайских аналитиков, взгляды этих молодых лидеров сформировались в период культурной революции Мао. А приобретённую власть они намерены расходовать решительно и с умом. Современное видение нового поколения политиков идёт вразрез с высказыванием Дэн Сяопина о том, что Китай должен скрывать свою силу. Для них это скорее нарушение закономерности. Китай мечтает о верховной иерархии во всей Восточной Азии, о чём открыто заявляет всё последнее время. И Запад уже начал выдвигать требования к усиливающейся державе. По словам председателя Всемирного банка Р.Зеллика, сегодня Китай должен вести себя как «ответственный игрок». То есть Китай обязан участвовать в развитии и поддержании глобального порядка, имеющего некие правила.

Создаётся устойчивое мнение, что Пекин сегодня – детище Запада. Хотя США в очередной раз не преминули заявить и о своём участии в возрождении Китая-феникса на мировом политическом и бизнес-пространстве.

Пекин, в свою очередь, боится любых намёков западных «друзей» на территориальную целостность КНР. Например, поддержка независимости Тайваня либо увеличение автономии Тибета для них – враждебный акт, способный развалить китайскую империю. Враг номер два – любая конфронтация, способная привести Китай к ложному курсу развития и, как следствие, ухудшению внутреннего благосостояния. Им не нужны подводные камни в сфере международных отношений. Иначе кому понадобится их многочисленный ширпотреб? Третий враг Китая – желание Запада навязать им свои порядки в политическом и социальном аспекте развития. Не так давно Дэвид Кэмерон принимал у себя на Даунинг-стрит10 Вэня Цзябао. При попытке дать Вэню совет по вопросу прав человека, он тут же получил жёсткий отпор и публичный выговор от китайского премьера Госсовета КНР. Цзябао заявил, если Китай станет советовать кому-то, как себя вести, то и другие страны посчитают должным указывать им, что делать.

Уверенно ступающей державе порой всё же необходимо равновесие. Они верны принципам ООН о правах граждан и государств. Но этим их позиция ограничивается. КНР не стал голосовать в СБ ООН против интервенции в Ливии, но Цзябао всё же заявил, что операция против режима Каддафи – страшная ошибка Запада, так как она, по сути, стала войной против простых граждан и их прав.

Так какова же роль Китая в мире и где их место… Они желают вернуть себе некогда утерянный статус великой цивилизации. У них это хорошо получается.

Финансовые вливания в экономику КНР значительно расширили его стратегические интересы. Наверняка в планах Пекина уже есть пункт о создании и единовластном контроле нового международного порядка, и Китай уже видит себя в роли главного военного и промышленного куратора. Вызывает глубокое сомнение в благих намерениях Пекина высокая активность их народно-освободительной армии в Южно-Китайском море, а также вызывающее увеличение расходов на оборону. А плотное сотрудничество с Пакистаном усиливает то стратегическое значение защиты маршрутов, которые соединяют Китай с регионом Персидского залива, по уверению Запада, сказочно богатым нефтью. Китай становится всё сильнее. Очевидно их сознательное желание «разделять и властвовать». Сегодня Европа слаба и подвержена эпидемиям всевозможных кризисов. Для Пекина европейская слабость – возможность расширить сферу своих интересов на западе, пусть даже с несущественными потерями. Сможет ли Китай занять престол главного гегемона, или есть силы, способные остановить его столь стремительный политический и производственный прогресс в масштабах мира? Ответ покажет время…

К сведению


8 июля 2010 года таможенники автомобильного пропускного пункта пропуска «Забайкальск» обнаружили в багаже китайца контрабанду из деталей истребителей МиГ-29 и Су-27. Позднее в ходе следствия выяснилось, что данный гражданин Китая среди прочего пытался вывезти используемые в истребителях шаговые электродвигатели, плунжерные насосы, а также несколько десятков соединителей и счётчик времени наработки.

Уже в апреле 2011 года появилась информация о том, что Пекин официально проводит испытания нескольких военных самолётов четвёртого и пятого поколения. Кстати, один из них, а именно J-15, был полностью скопирован с российского Су-33. На сегодня у КНР уже есть копия Су-27 с кодовым названием J-11, для которых Россия регулярно поставляет двигатели.

Роман Павлов
Источник: golossovesti.ru