altСвершилось! Минули предвыборные съезды российских политических сообществ, и теперь мы доподлинно знаем, какая именно политическая партия победит на грядущих думских выборах, и кто именно станет нашим следующим президентом. Оно, конечно, мы и раньше обо всем распрекрасно догадывались, но одно дело — догадываться, и совсем другое дело — получить, так сказать, информацию из первоисточников.

Итак, сбылось! Как поется в старой песне — Фома превратился в Игната, Игнат сел на место Фомы... И все, что нам при таком раскладе остается, это быть в нужный час и в нужном месте, для того чтобы опустить серую казенную бумажку (называемую бюллетенем) в стеклянный или деревянный казенный ящик (именуемый избирательной урной). Причем, при этом совершенно неважно, сколько политических партий примет участие в выборной кутерьме (в декабре сего года) и сколько будет претендентов на президенский пост (в марте года грядущего). Да хоть сто штук! Говорю же — неважно. И, уж тем более, абсолютно не имеет никакого значения, за какую политическую силу или за какого кандидата кто-то из нас отдаст свой голос. Именно так — не имеет никакого значения. Потому что, позвольте повториться, все уже давно известно с точностью едва ли не до сотых долей процента.

И дело здесь не в пресловутом жульничестве с избирательными бюллетенями, двусмысленным подсчетом голосов и тому подобными некрасивыми действиями. Ничего подобного не будет, уверяю вас! Потому что — во всем этом нет никакой необходимости. Мы в большинстве своем сами отдадим свои голоса вышеупомянутым Игнату и Фоме. Добровольно, безропотно и даже — с радостью. Потому что — это нам выгодно. Мы притерпелись к той социально-экономической модели, которую вольно или невольно соорудили для нас Фома и Игнат. Мы с ней сжились. Больше того, в этой абсолютно дикой, безнравственной, извращенной модели мы, в большинстве своем, стали находить определенные для себя преимущества и выгоды. «Мы живем, под собою не чуя страны», - писала некогда Анна Ахматова. Она, конечно, писала эти скорбные строки применительно к эпохе минувшей, но, оказалось, что такие слова вполне приемлемы и к эпохе нынешней. И, может быть, к эпохе грядущей.

Так вот: нам выгодно жить, не чуя под собой страны. Потому что если бы мы чуяли под собой страну... Ах, как бы тогда отличалась наша жизнь от той жизни, коей мы живем в действительности!

Во-первых: мы бы дружно и добросовестно стали платить налоги. Как, допустим, это делается в какой-нибудь продвинутой западной державе. Там, знаете ли, выражение «деньги налогоплательщиков» имеет весьма конкретное и насыщенное содержание. Политическое содержание! У нас же это выражение абсолютно бессмысленно. Мы не платим налогов. В крайнем случае, мы делаем вид, что их платим. Думается, никто не станет возражать супротив этого постулата — начиная от генерального директора какого-нибудь промышленного гиганта и заканчивая ночным сторожем, трудящимся на этом гиганте. Столько схем, приемов, методов и прочих ухищрений, с помощью которых мы уводим деньги от налогов, нет, наверное, нигде. Мы — чемпионы мира по уводу денег от налогов! Разумеется, в случае чего мы всегда готовы сами перед собой оправдать свои злодеяния: дескать, государство придумало столь людоедскую систему налогообложения, что будь ты хоть трижды свят, и то, пожалуй, семь раз почесал бы в затылке, прежде чем отдать кесарю кесарево... И потому, не платя налогов, мы тем самым выражаем государству свой социальный протест. Выражаем — и при этом неправедно богатеем. Выйдите на улицы российских мегаполисов и понаблюдайте: от дорогущих автомобилей нет ни просвету, ни продыху. Самой земли не хватает, чтобы все эти автомобили разместились на ней одновременно! Нет никаких сомнений: большая часть этих автомобилей приобретена на те самые невыплаченные государству налоги. Пущего впечатления ради можете пойти еще куда-нибудь за город и полюбоваться на умопомрачительные коттеджи. То же самое: все это благолепие возведено на суммы, которые, по сути своей, есть неуплаченные в казну налоги. Ну, или на суммы, украденные каким-нибудь иным способом (чего мы коснемся ниже). Ах, как же выгодно не платить в современной России налоги! И вы хотите, чтобы я, будучи в здравом уме, голосовал против такой-то власти? Не смешите мои тапочки, как изъясняются в некоторых местах нашего обширного отечества. На что я тогда стану покупать себе автомобили, строить коттеджи и ездить на египетские курорты?..

Во-вторых. Мы бы все силы свои положили на борьбу с коррупцией. Но — мы не боремся с коррупцией, а, наоборот, предпринимаем все мыслимые усилия, чтобы этот мерзкий сорняк цвел на нашем огороде самым буйным цветом. Нам это — выгодно. Живя в извращенной системе социальных, экономических и нравственных координат, мы даже и представить себе уже не можем, как оно — жить без чиновника-коррупционера. А кто нас в случае чего будет отмазывать от ответственности за неуплаченные налоги, иные совершенные злодеяния? А как же тогда, спрашивается, «распиливать» государственные средства, поступающие из центра на ремонт дорог, возведение жилья, содержание сирот и пр.? Вы только вообразите: мы — желаем украсть, а российский чиновник — вдруг стал неподкупным и честным! Страшнее себе и придумать ничего невозможно...

В-третьих. Мы бы устроили святой крестовый поход против насаждаемого сверху разврата во всех его мыслимых видах: массовой культуры, телевранья и телепошлятины, интернетовских душегубительных вольностей... Мы бы изничтожили всю эту дрянь, а заодно, может, и всех ее творцов на корню. Но — нам это невыгодно. Мы — люди, существа душевные и эмоциональные. Нам непременно нужны зрелища. Но — в массе своей мы утратили способность воспринимать высокие зрелища: почти никто из нас не читает классическую литературу, не в состоянии осмыслить Моцарта и Шостаковича, тоскливо зевает у полотен Шишкина и Репина... Нашим примитивным душам и чувствам необходимы зрелища попроще: вместо Моцарта — звукосочетания из двух нот, вместо Чехова — пустой детективчик, вместо Репина — порносайт... В эстетическом смысле мы выродились, как те самые чатлане и пацаки с планеты Плюк, что в галактике Кин-дза-дза. И тут, представьте, вдруг меняется власть, и нас лишают наших порносайтов и заставляют постигать Достоевского! Иначе говоря, нас вытаскивают из ямы и вынуждают карабкаться на вершину! При всем при том, что падать в яму гораздо проще, чем карабкаться ввысь! Ну, нет. Уж лучше мы проголосуем за сложившуюся систему ценностей, к которой мы привыкли и притерпелись...

В-четвертых. Мы бы массово ринулись в храмы Божьи замаливать свои грехи и постигать великое спасительное Слово. Но помимо того, что наши души измельчали в эстетическом смысле, они еще омертвели и в смысле духовном. Замаливать грехи и постигать Слово — ведь это же работа из работ! Это же так трудно — в особенности, в начале! Уж лучше мы как-нибудь так... Посмотрим по телевизору «Битву экстрасенсов» или нескончаемый сериал про Вангу, а если сильно прижмет — откроем газетку с объявлениями и отыщем адресок какого-нибудь новомодного психотерапевта. Или — колдуна. Или — обоих вместе. Ничего, жизнь продолжается, а Бога, может статься, и вовсе нет! А коль так, то на кой ляд нам нужны всякие там перемены. Как выразился недавно в Интернете один субъект, «у меня есть машина, жена, двое детей, любовница, по золотому перстню на каждый палец, и пошли вы все подальше!..» И попробуйте мне возразить, что эти слова — не наш всеобщий жизненный девиз...

Этот скорбный перечень можно было бы продолжить до нескончаемости. Но, думается, хватит и того, что сказано. Нас, в массе своей, вполне устраивает та жизнь, которой мы живем. Верней сказать, тот образ жизни, который, вольно или невольно, нам навязали наши властители. И вот потому-то мы, в большинстве своем, в урочный час пойдем к избирательным урнам и проголосуем как надо. Кому — надо? Всем: и тем, за кого мы будем голосовать, и, к прискорбию, нам самим. И будем жить далее, не чуя под собой страны, а внутри себя — наших собственных омертвелых душ.

Ну а что же наши Фома с Игнатом? Им-то какие можно сказать слова? Да какие тут слова? Они, слова, уже давным-давно сказаны. Помните? «Иисус, призвав дитя, поставил его... и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное; а кто соблазнит одного из малых сих... тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Матф. 18 — 2, 3).

Так вот: все мы с вами и есть те самые «соблазненные малые». Все, в общем, понятно и с нашими соблазнителями. Но, думается, все это — не повод для самоутешения, потому что мы — не просто «соблазненные малые», а «добровольно соблазненные малые». Чувствуете разницу? И, думается, тот самый мельничный жернов — один удел для всех: и для наших соблазнителей, и для нас, соблазненных...

Вы, может, спросите: а что же делать? Откуда мне знать? Знаю только одно: до выборов осталось два месяца, и наши соблазнители с мельничными жерновами на шеях убеждены, что мы проголосуем именно за них. «Ку или не ку?» - как говаривал один из персонажей на вышеупомянутой планете Плюк, что в галактике Кин-дза-дза...

Автор: Анатолий Ярмолюк
Источник: GolosSovesti.ru