Знакомьтесь, Василий Михайлович Долич. Инженер-конструктор, посвятивший многие десятилетия своей жизни работе в НПО «Исток» подмосковного города Фрязино. На его счету разработки сотни сложнейших приборов, успешно применяемых по сей день и в науке, и в медицине, и в промышленности, и даже в оборонном ракетном комплексе страны.

Василию Михайловичу уже 80 лет, хотя выглядит он значительно моложе. Вероятно, сказываются ежедневный многолетний интеллектуальный труд и спортивная подготовка. Наш герой полон сил и творческих планов. Он очень болезненно переживает за нынешнюю молодёжь и любимую Россию, а ещё за своих коллег-одногодок, которые, будучи воспитанными в духе коммунистического атеизма, всё ещё не открыли в своей душе путь к Богу.

У самого Василия Михайловича поворот к духовному возрождению произошёл ещё в 90-х. После одного трагического случая ему пришлось провести несколько месяцев в больнице, но зато, пожалуй, впервые в жизни Василий Михайлович получил возможность оторваться от привычного круга своих обязанностей и почитать что-то кроме научной литературы – другие труды о сути и правде духовной жизни, об иных формах существования, которые приносила ему супруга. Эти книги дали надёжную фундаментальную базу тем искрам веры, которые таились у Василия Михайловича ещё с раннего детства, где-то глубоко в подсознании.

Поговорим с ним об этом…

– Скажите, пожалуйста, Вы коренной фрязинец?

– Я приехал сюда по распределению. В 1956 году, окончив радиотехнический факультет Ленинградского института точной механики и оптики, был отправлен работать во Фрязино, в НПО «Исток». Далее начинается моя история научной, производственной и общественной работы.

 

 

– Василий Михайлович, напомните, пожалуйста, вкратце нашим читателям, как Вы, некогда комсомольский активист, ярый атеист, пришли к осознанию того, что не стоит отрицать существование Высших сил – Бога?

– Это интересный вопрос, потому что события в то время происходили серьёзные. Я был железобетонный атеист, верный коммунистической идеологии, марксистско-ленинскому учению, отрицавший всё и вся. В советское время было принято довольно часто и регулярно, раз-два в месяц, проводить политзанятия. Сегодня это тоже не помешало бы. Именно на этих собраниях у нас, молодых, и укреплялось своеобразное мировоззрение, необходимое советскому режиму. В этом было много положительного, но было и отрицательное. Жёстко отрицалось наличие другого мира, иных форм существования. Современная наука едва начала приближаться к этой теме в практическом плане. А тогда любая информация о чём-либо необъяснимом отрицалась напрочь. Так вот к моей истории… Нас постоянно посылали в совхозы помогать в уборке урожая. Как-то в 90-х отправили меня во Фряново убирать морковь. Так получилось, что мне нужно было перейти на другую сторону дороги, в контору совхоза, чтобы позвонить. Погода была тихая и спокойная, дорога просматривалась на несколько километров в обе стороны. Никакого транспорта не было даже на горизонте. Вдруг подул лёгкий ветер, капюшон забросило мне на голову. А когда я его откинул, вдруг увидел в метре перед собой неизвестно откуда взявшийся автобус. Всё, что я успел сделать, – закрыться руками. В общем, с множественными переломами в карете «скорой помощи» меня доставили в местную больницу – сразу на операционный стол к хирургу-травматологу Смирнову. Вопреки всем прогнозам, я выжил. Это коренным образом повлияло на формирование моего нового мировоззрения. Восстанавливался я около полугода, и вот тогда-то, впервые в жизни, получил возможность читать любую литературу. Жена приносила в больницу интересовавшую меня литературу, которую, кстати, брала по моей просьбе из библиотеки. Строго ненаучную. Раньше читать что-то кроме научных трудов банально не хватало времени. Приходилось даже ночевать на работе, чтобы уложиться в строгие временные рамки, выполняя очередной оборонзаказ. И вот я читаю и изучаю что хочу – счастье! Я и ранее сталкивался с необъяснимыми явлениями из потустороннего мира. А тут задумался всерьёз, пришёл к некоему знанию, не к вере в Бога, а именно к знанию, к пониманию того факта, что кроме нас существует много иных форм и образов жизни. Я поверил, что в ином измерении есть бестелесные сущности типа ангелов и бесов. Позже я даже стал ездить по храмам: например, побывал под Псковом, где проводили обряды изгнания бесов из людей. Был тому явным свидетелем. Я стал понимать, как устроен мир, уже отнюдь не относительно философии марксизма-ленинизма. Именно Бог создал это всё, а значит, и сам Он есть. Ведь для создания такого многообразия и гармонии необходима великая мысль, чистейшая мудрость. После этого осознания я пошёл в церковь и покрестился.


– Вы 56 лет своей жизни отдали работе в НПО «Исток», занимались серьёзными техническими разработками. Как в Вас одновременно совместились материалистическая практичность и истинная православная вера? Конфликтов не было?

– Вопрос ясен (смеётся). Замечу – помимо всего прочего, я успел побывать секретарём партийной организации и главным редактором сатирической городской газеты «Стрела». Стела, где раньше размещалась газета, до сих пор стоит на пересечении улиц Ленина и Институтской. 50-е вообще были лихими годами, послевоенными. Вера у людей оставалась лишь в душе. Партия диктовала иное. К примеру, был один случай, когда мне, как парторгу, указали на то, что в нашей организации кто-то посмел крестить своего новорождённого сына, и я должен был принять меры. Получается, что конфликт был лишь в расколотом обществе. А у меня конфликтов не было и быть не могло. Ведь я уже тогда имел собственные факты существования иного мира. Так что внутренняя обстановка была вполне благоприятной для перехода моего духовного «я» в абсолютно иное состояние.

– Василий Михайлович, давайте проведём с Вами некую параллель между современным Фрязино и Фрязино Вашей молодости. Различия существенны?


– Во Фрязине 50-х годов не хватало образованных, энергичных людей, с высшим образованием, поэтому преступность была особо активной. Хотя в «Исток» приходило немалое количество образованных молодых ребят, да и само предприятие хорошо финансировалось, так как работало на государство во благо обороны страны. Что касается жилищных условий, то общежитий, пусть даже типа «люкс», было, наверное, больше, чем обычных многоквартирных домов. Я как раз один из тех, кто первым обживал подобное общежитие.

Молодёжь, кроме научной работы, активно посещала библиотеки, кинотеатры, Дома культуры, где проводились комсомольские вечера и танцы под оркестр или под магнитофонные записи. Мы способствовали тому, чтобы во Фрязино появилась секция самбо, – я сам раньше занимался этим видом самообороны и даже выступал в Ленинграде на первенстве города. Силами созданного нами оперативного отряда активно боролись с процветающим хулиганством. У нас была своя сатирическая газета, попасть в которую боялись даже отпетые хулиганы и воры, – это считалось позором. У нас было довольно тесное сотрудничество с милицией. Сегодня нынешней молодёжи особо пойти некуда, да и не каждому охота брать на себя какие-либо общественные нагрузки.

В социальной жизни города были, конечно, и негативные моменты. Например, огромные очереди за молоком. Приходилось вставать в 5 часов утра, чтобы успеть купить молоко до того, как оно закончится в магазине. Часто товар уходил «налево». Сегодня такого нет. Это положительно. Город во многом изменился существенно.

– Сегодня многие говорят, что современное общество деградирует, становится более безнравственным и бездуховным. Что, по-Вашему, повлияло на облик современного человека и общества в целом? Что бы Вы лично хотели изменить?

– Вопрос очень важный, он меня очень волнует. Кстати, сегодня я как раз этим  занимаюсь. И даже пришёл в редакцию «Третьего Рима», чтобы поднять тему падения нравственности на уровень городской общественности. В чём я вижу проблему этого падения? В том, что руководство города допустило возможность активного развития коррупции в государственных учреждениях. И всё это видит наша молодёжь, и даже больше – берёт пример. А ведь пример – это самая сильная воспитательная мера. Плохо, что сегодня как никогда актуальна такая поговорка: «Хочешь жить, умей вертеться». Вот некоторые и вертятся, себе во благо. Ещё хочу сказать, что большинство современных СМИ принимают самое активное участие в формировании общественной безнравственности. И это у них здорово получается, благодаря молчаливому согласию властей.

Я склонен считать, что данная система поведения разработана за рубежом. Сотни иностранных и отечественных НИИ на протяжении не одного десятилетия тщательно изучали психологию россиянина и, посредством прессы, способствовали национальному духовному опустошению и падению нравственных качеств граждан. К тому же постоянные наезды на православную церковь, которая всегда была апологетом и проводником высшей нравственности, – это тоже не могло не сказаться на моральном облике современного человека.

Лично я бы хотел, чтобы население города стремилось быть порядочным, честным, высоконравственным, чтобы уважительно относилось к православной вере и церкви в целом.



– Входит ли в образ современной молодёжи такое понятие, как совесть и честь?

– Тут всё не так просто. Скорее, даже сложно. В становлении человека огромную и существенную роль играет семья. Очень важно что именно, какие качества впитали в себя от своей эпохи родители. Именно в семье закладывается первый, самый важный кирпичик в фундаменте зарождения личности. Но и окружающее его общество, естественно, вносит свои коррективы. Совесть и честь заложены в человека природой, они есть в каждом. Но как эти качества будут развиваться далее – задача общества. Ну и конечно, плюс планомерная работа над самим собой.

– Скажите, насколько Вас волнует тема нынешнего состояния окружающей среды? Кто или что, по-Вашему, виноваты в том, что сегодня происходит с российской экологией?

– В стране, и в том числе в городе Фрязино, идёт разрушение природы. И виноваты в этом все мы, люди. Это бесспорно. У современного человека-потребителя напрочь отсутствует культура общения с окружающим миром. Люди, выбравшись из каменных джунглей в настоящий живой лес, почему-то считают своей обязанностью оставить после отдыха груду мусора, совершенно не задумываясь о том, а как же природа. К слову, раньше во фрязинских лесах даже грибов было больше. Сегодня с этим проблема. Однако радует и тот факт, что в России всё-таки есть люди с активной жизненной позицией. Есть такие и во Фрязино. Они создают разного рода природоохранные организации и активно борются с экологическими преступлениями.

– Что для Вас истинная вера?

– Наверное, это православная вера. Хотя и в ней есть отдельные моменты, с которыми трудно согласиться. В городе Фрязине существует Клуб учёных. Не так давно я читал там свой доклад «Наука, религия и истинное представление о нашем мире». Так вот, заметьте, что понятие истинной веры связано не только со сферой религии. Истинная вера может существовать и в межличностных отношениях, между близкими людьми, связанными друг с другом кровно или по духу. Это называется доверием.

– Каким бы Вы хотели видеть настоящее и будущее своё и Ваших детей, внуков, правнуков?..

– Мне бы очень хотелось, чтобы они разделяли со мной мои мировоззрения. И конечно, пусть у них всё будет хорошо. Это главное. Тогда и мы будем счастливы.

– У Вас есть хобби?

– Работа – это было моё любимое хобби. Я сам её выбрал, хотя мог стать неплохим художником. Но уж так вышло, что я больше всего полюбил атомную физику. С серебряной медалью окончил вечернюю школу и, без экзаменов, поступил в Ленинградский институт точной механики и оптики, чему несказанно рад. Но сегодня у меня появилось ещё одно хобби, а точнее, дело всей моей оставшейся жизни. Это спасение России от врагов, мечтающих её разрушить. Хочу внести свой вклад в дело противостояния России мировому злу, чтобы именно Россия стала удерживающим началом в борьбе с этим врагом. Дореволюционная Россия именно такой и была, а всё благодаря грамотной и патриотически ориентированной политике, проводимой царём Николаем II. Если вы помните, то его смерть была не случайной – она была показательной и, более того, ритуальной.

– Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям и вашему городу?

– Я считаю, что читателей нельзя отделять от их города. Читатели – это весь город. Разница лишь в том, что каждый читает по-своему. Желаю быть высоконравственными, честными, патриотами своей Отчизны. Именно такими я вижу всех читателей газеты «Третий Рим» и искренне верю в наше процветание.

 

 

Роман Павлов
Газета «Третий Рим» г. Фрязино