"Нужно благодарить Бога за опыт"

В этом году 60-летие со дня рождения отмечает известный на всю Италию православный духовник, архимандрит Амвросий (Макар). Отца Амвросия знает не только общество православных русских, молдавских и украинских эмигрантов, но и научный богословский мир Италии и Украины. 

Служение батюшки в Италии сопряжено с различного рода заботами — это и окормление многонациональной паствы, это и ходатайство перед властями Италии о помощи нуждающимся эмигрантам, это и богословский диалог с Католической Церковью, а также пастырское служение в совершенно отличных от Украины и России условиях. Мне удалось поговорить с батюшкой о служении в Италии, об общинной жизни, о традициях Церкви и пользе их для современного человека, о скорбях и путях их преодоления, об отношениях — их построении и о преодолении боли расставания. Тема взаимоотношений сегодня очень актуальна, поскольку в наш век оскудела любовь, и люди часто ищут друг в друге вовсе не то, что находят... И вот, живое, победоносное слово отца Амвросия предлагается вниманию читателей.

    
— Отец Амвросий, расскажите, пожалуйста, об опыте пастырского служения в Италии.

— По существу, служение здесь практически не отличается от служения дома у нас. Поскольку мир светский не отличается. Но здесь больше искушений. И это, с одной стороны, затрудняет служение, с другой стороны, открывает возможность к непосредственному служению. Поскольку люди попадают в разные трудности и обращаются к Богу, в Церковь. Трудностей много в нашем служении, потому что это диаспора заработчан, у которых разбитые или разделенные семьи.

— Сложно ли их привести к Богу? Что может помочь таким людям?

— Прежде всего — жизнь общины. Община у нас — это корабль церковный, который должен быть. И это помогает очень во многих вещах. Сама община помогает священнику нести служение здесь и оказать помощь нуждающимся.

— Бывают ли у вас трудности с Католической Церковью?

— Мы должны честно сказать, что если бы не Католическая Церковь, мы бы, не имея храмов, многого бы не имели. Поскольку эмигранты не могут ничего сделать. Если они приехали на заработки, то им нужна только поддержка.

— Известно, что в Италии больше эмигрантов из Украины. А как с УГКЦ?

— Где есть православная община — там их нет.

— В Украине сильное движение униатов — мешают ли они тут?

— Если мы активно совершаем свое служение, то они не могут нам мешать. Фактически Рим дает нам зеленый свет. Во многих религиозных явлениях, таких как Всемирный Совет Церквей, униаты не участвуют. И здесь, в Италии, Католическая Церковь более дружна с православными, нежели с УГКЦ.

Все, что есть в Италии, способствует хорошему развитию Православия. Но, к сожалению, мало сделано, а многое нужно сделать.

Если человек живет верой, то он найдет себе пару
— Мы уже упоминали о людях, которые выехали за границу, семьи которых разрушились или рушатся. А как все-таки создать счастливый брак и обрести путь?

— Все зависит от веры. Если человек живет верой, то он найдет себе пару. Если человек верующий и не раздваивается между этим миром и Богом, то, конечно, Господь с ним, и Он ему поможет найти пару и — самое главное — совершить свою жизнь по-христиански, что не так-то и просто в наши дни...

— Многие говорят: «Вот, вы знаете, сложно найти человека, чтобы прожить с ним всю жизнь». А все-таки — сложно ли найти?

— Конечно, этот вопрос очень актуальный. Мы часто касаемся этого вопроса на наших встречах в Милане, где говорим об этом мире и о том, как именно формируется сознание человека, в том числе верующего. То, о чем вы сейчас сказали, — это продукт мира, и, естественно, этот мир ищет удовлетворения своих страстей. А это говорит о том, что человек не верит Богу, не верит в то, что возможно встретить человека — такого, с которым можно всю жизнь спокойно и в радости прожить.

— Как человеку, приехавшему из Украины или России, не потерять свою идентичность здесь?

— Если он будет верующим человеком, то никогда не потеряет идентичность, а еще и детям ее передаст вместе с верой, и так будет жить род. А вот светские люди стараются сохранить, но без веры это очень сложно, поскольку неизбежно ассимилируются здесь и становятся, как и все остальные. Верующий человек всегда остается самим собой, сохраняя свою жизнь, связь со своей родиной, с семьей — самое лучшее явление!

— Наверное, вам приходится утешать сердца многих здесь живущих, приходящих за советом и для беседы?

— Много таких.

— Митрополит Антоний Сурожский говорил о том, что сердце священника должно быть подобно базарной площади — для блага прихожан. Но ведь это очень непросто. Бывает ли у вас желание немного уединиться?

— Нет. Хочется еще больше быть с ними (прихожанами). Потому что чувствуешь тут благодать Божию, благодарность людскую. Чувствуешь то, чего в другом месте не находишь. И я верю, что общинная жизнь — это Церковь настоящая, которая живет этой жизнью. И не печалится! Это самая большая проблема людей сегодня — не печалиться в своей жизни. К сожалению, печалятся теперь сплошь и рядом. А когда верующие общаются с пастырем и между собой, живут надеждами церковными, живут в общине церковной — это замечательно.

— А Евхаристия?

— Евхаристия — в центре внимания. Это первый вопрос общинной жизни.

— Вы замечаете изменения в своих чадах, которые под вашим окормлением годами живут и причащаются?

— Они становятся более смиренными и выносливыми. Но это делает в них Христос! И священнику намного легче возглавлять движение такой семьи церковной.

— Преподобный Серафим Саровский говорил, что причащаться лучше почаще — как вы относитесь к практике частого причащения, указанной старцем?

— Это истина! Это настолько конкретно и ясно сказано, что много и не нужно говорить. Если человек часто причащается, то он и готовится к причащению. А значит, и жизнь свою старается проводить в чистоте, постоянно готовясь к Таинству. Конечно, диавол будет искушать этого человека. Но его дело искушать, а дело человека — готовиться к Таинству и жить благочестиво!

— Вопрос о христианской ответственности. Многие люди считают, что главное дело перед Причастием — исповедаться в день литургии, якобы «чистеньким» подойти к Чаше, — а вот потом катятся «с горки».

— Да, обычно часто так бывает с теми, кто редко приступает к Евхаристии. А кто часто причащается, живет иначе. Если человек регулярно готовится к Исповеди и Причастию, то он уже успешно поборает все страсти.

— А как вы видите отделение Исповеди от Причастия? У католиков, к примеру, это отделено.

— И у греков тоже! Я думаю, что мы должны благодарить нашу Русскую Церковь за традицию частой и обязательной исповеди. Чем чаще священник встречается с верующими, тем лучше. И я благодарю Церковь за то, что у нас есть. Потому что каждый день я могу поговорить с приходящим ко мне человеком. А если этого нет, то тогда трудно. Да, на это уходит много сил, но это — центральный вопрос. Кто часто причащается — я благословляю, конечно, иногда и без исповеди. Но все-таки лучше прийти и пообщаться.

— Как человеку подсказать, если мы видим, что человек врет сам себе и считает себя правильным, верующим или благочестивым? Стоит ли вообще подсказывать ему?

— А вы думаете, что он поймет вас?

— Верно, Соломон сказал: не обличай неразумного, да не возненавидит тебя... (Притч. 9, 8), но все же в нашем церковном обществе есть такая проблема с «замоленными» людьми. Как, по-вашему, ее можно было бы решить?

— Во-первых, не надо смущаться этим вопросом. А во-вторых — искать пути решения этих вопросов. Опять же — община. Если община живет во Христе и в диалоге внутреннем, — тогда есть гармония. С помощью общины церковной можно преодолеть многие трудности. Что происходит в общине? — Общение священника со своими прихожанами. Постоянное общение. Это встречи, просвещение, это духовные беседы, которые всегда должны осуществляться в церковной общине. Мы сейчас страждем от того, что есть возможность просвещаться, становиться более крепкими христианами, а мы не готовы к этому...

— Говоря об общинной жизни, вы сказали, что люди в Церкви живут беспечально. Но вот тема печали и скорби: мы так привыкли сегодня жаловаться. Как пережить сегодня трудности? У некоторых есть настоящие трудности.

— Да, но у верующего человека всегда эти трудности преодолеваются спокойным сердцем, надеющимся на Бога сердцем. Поэтому, кто страждет от смуты в своем сердце, то ему, конечно, и вопросы трудно решать. Но мы должны всегда помнить, что Господь всегда над всеми нашими проблемами. Если человек верующий, он их (проблемы) решает с Божией помощью.

— Говоря об эмигрантах здесь, мы коснулись темы распада семей. Тема разрыва: если приходит время расстаться с человеком, как не причинить боль человеку и не иметь греха перед Богом?

— Если пара расстается и прекрасно понимает, в чем дело, то это важный момент всей жизни, поскольку эти двое не расстаются по непонятным причинам. А наоборот — им все ясно, они видят, что лучше так, и решили это вдвоем. Такое расставание верно. Всякое расставание не является злом, а является испытанием. Испытание — это плод наш. И если мы расстаемся с этим плодом, благодаря Бога за то, что было такое явление, была дружба, согласие, а потом разошлись, потеряв согласие, — это все-таки духовный опыт. И не нужно огорчаться никогда! Нужно благодарить Бога за опыт! В этом-то и суть: научиться жить не так, как нам бы хотелось, а так, как Бог управит. Всякое испытание для верующего человека — это плод положительный.

— Говорят, что если расстаешься с человеком, то лучше и не молиться о нем, чтобы не вспоминать и не грустить. Верно ли это?

— Забыть о человеке невозможно, молиться о нем нужно. Молиться нужно, чтоб Господь управил пути расставшихся — тогда не будет грусти. Если люди, которые расстались, будут грустить, то это несправедливо. Они разделились. Они поступили так, как должны были поступить. А все прочее Господь управит. Он знает, как нам лучше. Для верующего человека это ясно. Если Он дал испытание, то это благо для нас, хоть мы на данном этапе и не знаем — для чего.

— Отношения бывают сложными от недостатка взаимопонимания, особенно если теряется доверие. Если тебе лукавят — как поступать?

— Мы должны всегда жить надеждой и никогда — оценкой ближних. Относиться нужно к людям проще и не замечать лукавства. Даже если заметили — то Господь над нами. Свет не видит лукавства, он просто светит! Поэтому нужно помнить, что солнце светит для добрых и злых, на лукавых и искренних. Поэтому нужно избегать таких светских элементов, как копание в ближнем.

— Что можно посоветовать человеку, который сокрушается о разрушенных отношениях и «сожженных мостах», порою ищущему восстановить утраченное?

— Мы не должны над этим думать. Это воля Божия. Перед нами есть испытание — нужно смиряться. Пришло испытание — «Господи, как Ты управишь!». А все эти размышления — это происки диавола. Не надо желать того чего нам хочется, надо желать того, что угодно Богу. А Богу угодно наше терпеливое отношение, смирение. А в чем тогда смирение, если перед нами трудность, а мы пасуем?

Нашему уму не по силе понять, «почему так или инак». И более того, если мы стремимся понять, «почему так или не так», то мы не с Господом. Мы с Богом только тогда, когда мы готовы на все, когда Он управляет, а я своим умом только подчиняюсь Его воле. И часто бывает, что Господь устрояет дела противоположно нашему опыту или нашим ожиданиям. Нужно принимать действие Божие в нашей жизни.

— И в заключение — могли бы вы сказать из своего личного опыта о том, как побеждать печаль и переносить трудности?

— Много было трудностей... Естественно, этого не избежать ни одному человеку, при любых обстоятельствах. Но я никогда не вникал в то, какова трудность и почему она пришла в мою жизнь. Для меня самым важным было — служить Христу Господу и делать то, что Ему угодно. А остальное — Он Сам управит. И я не ищу чего-то особенного, без трудностей. Без трудностей жизни нет — это безумие. Пример для всех — это святые мученики! И каждый христианин скажет это. Поэтому слава Богу за все!