Преподобный Месроп Маштоц

Преподобный Месроп Маштоц Преподобный Месроп МаштоцПреподобный и Богоносный отец наш Месрóп Маштóц[1] родился ок. 360 г. в деревне Хацекáц (Хаци'к) провинции Тарон Великой Армении[2]. Имея дворянское происхождение, отрок получил начальное греческое образование у себя на родине и в 384-м г. переехал в Вагаршапат (ныне Эчмиадзин) – тогдашнюю столицу царства Великой Армении. Здесь юный дворянин, благодаря своим знаниям и способностям, стал секретарем в архиве при царском дворе. Со временем Маштоц освоил и военное искусство, став военачальником. Своей безупречной службой и благонравием Маштоц снискал всеобщую любовь.

 

Дворцовая жизнь и высокое положение, однако, не смогли угасить любви юного военачальника к изучению Священного Писания. И по мере того как Слово Божие постепенно просвещало душу и сердце Маштоца, понимал он суетность всего земного. Семена призыва Божья, падши в благоприятную, сочную почву, дали неожиданные для окружения Маштоца всходы: в 394-м году, на пике своей блестящей карьеры, он оставил мир и дворец; совлекшись мирской славы, Маштоц облачился в убогие монашеские ризы, вызвав скорбь царя и сослуживцев. Некоторое время проведя в некоем монастыре и возжелав бóльшего уединения, преподобный Месроп удалился в пустынные места и предался строжайшей аскезе. Но, по непреложному слову Господню, возженная свеча не может быть сокрытой: через несколько лет к Маштоцу стали притекать ученики, жаждущие подвижнической жизни.


На пике блестящей карьеры он оставил мир, облачился в убогие монашеские ризы

Живя равноангельной жизнью, пустынник не мог без горести смотреть на состояние простого народа, который в большинстве своем еще блуждал в чаще языческих верований[3]. Памятуя апостольское увещание, что каждый должен думать о пользе ближних (ср. Рим. 15, 2), Месроп вместе с учениками оставил уединение и спустился в область Гохтн (в Нахичеване), где еще прочно держались остатки язычества. С помощью местного князя Шабата св. Месроп, наделенный Богом даром чудотворений, начал евангельскую проповедь населению, благодаря чему край духовно преобразился. Но здесь Маштоц во всей глубине осознал причины живучести язычества в народе. Дело в том, что из-за отсутствия армянского алфавита богослужение в храмах и монастырях Армении проводилось на двух иностранных языках: в византийской части на греческом, а на бóльшей – персидской – части на сирийском (арамейском)[4]. Священное Писание также читалось на этих языках, и хоть священнослужители устно переводили слово Божие на армянский, все же народ не мог проникнуться духом веры Христовой во всей глубине.

Преподобный Маштоц был охвачен великой скорбью, постоянно думая, как помочь простому народу понять и принять свет Христова учения. Он сам читал людям Евангелие и сам переводил и толковал слова Господни, но этого было очень мало. Наконец выход был найден: надлежало создать армянский алфавит! Преподобный Месроп вернулся в столицу и поделился своими мыслями с главой Армянской Церкви святителем Саáком (Исааком)[5]. В лице Католикоса Маштоц нашел своего вдохновителя, покровителя и сотрудника. Прежде чем начать работы по созданию алфавита, святитель Саак, преп. Месроп и их соратники немало дней посвятили усиленной молитве, прося помощи Божией в свершении спасительного для душ человеческих дела. Решение создать армянский алфавит поддержал царь Врамшапýх (388-414), который славил Бога за то, что такое великое событие свершится именно в его царствование.


Выход был найден: надлежало создать армянский алфавит

С целью провести научно-исследовательскую экспедицию Маштоц вместе с группой учеников направился в месопотамский город Эдессу, который, как центр науки и образования, славился своей обширной библиотекой; в ней Месроп надеялся найти, как говорили, древние армянские письмена. Не достигнув, однако, желаемой цели, Месроп продолжил свои труды по созданию алфавита. Занимаясь научными изысканиями, преп. Маштоц не оставлял своих аскетических подвигов, моля Бога о помощи в деле создания алфавита. И, наконец, в 405-м г. в Эдессе, после усиленных трудов и молитв, преп. Маштоц создал армянский алфавит, состоящий из 36 букв, в совершенстве передающих фонетическое богатство армянского языка. Немедленно начались переводческие работы, начиная с книги Притчей Соломоновых. Первыми словами, записанными на армянском, были: Чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума (Притч. 1, 1).

Весть об успехе трудов преподобного быстро дошла до столицы, наполнив сердца людей несказанной радостью. Когда св. Месроп приближался к Вагаршапату, царь со всем двором и князьями, святитель Саак с духовенством и множеством народа вышли ему навстречу. Современники сравнивали восторженную встречу народа и преп. Месропа с алфавитом в руках с сошествием пророка Моисея со Скрижалями Закона с горы Синай.

Однако лишь создание алфавита и переводы не могли сами по себе проложить себе путь к умам и сердцам людей. Нужно было развернуть обширную и целенаправленную миссионерскую деятельность, чтоб слово Божие, теперь уже на родном языке, доставить к каждому очагу. Преподобный Месроп, святитель Саак и их ученики посвятили себя этому равноапостольскому служению. Недолго пробыв в столице, св. Маштоц при поддержке царя и Католикоса отправился в отдаленные области Армении, где, одновременно с переводческой деятельностью, открывал школы и занимался катехизацией народа. Чтение Евангелия и богослужение на понятном, материнском языке настолько вдохновляло простой народ, что каждый крестьянин стремился выучить армянскую грамоту. Выход народа из пут непонятного и чуждого сирийского языка современники сравнивали с выходом из тьмы на солнечный свет. Вскоре в Вагаршапате было основано специальное училище, где алфавиту стали обучаться представители аристократии, дворяне, священнослужители и простой люд. Наиболее способных выпускников святитель Саак и преп. Маштоц направляли в провинции для распространения христианского просвещения. В сравнительно короткий срок на армянский были переведены (преимущественно с греческого, частично с сирийского) все главнейшие богослужебные тексты и творения св. отцов, а также создана оригинальная богословская и историографическая литература.

Св. Месроп совершил три больших миссионерских путешествия по Закавказью, которое находилось под властью Персии. Однако немалая часть Армении была подвластна Восточной Римской империи (Византии). В этих областях Армении языком богослужения и культуры был греческий. Было жизненно необходимо, чтобы «греческая часть» армянского народа также получила возможность молиться, слушать слово Божие и писать на своем родном языке. В 420-м г. свой четвертый миссионерский маршрут преп. Месроп проложил на запад – в «страну Ромеев».

В Константинополе Маштоц был принят с почестями имп. Феодосием Младшим (408-450), его регентом и сестрой Пульхерией и святителем Аттиком Константинопольским (406-425), происходившим из Севастии Армянской. Получив позволение и приказание начать дело армянского образования в греческой части Армении и за счет государственной казны открывать армянские школы, великий миссионер и проповедник Маштоц стал обходить византийскую Армению, повсюду строя храмы и школы, распространяя свет Евангелия на армянском языке.


Пока святой молился, с небес воссияло Знамение Креста, которое стало над домом

Истинную веру нужно было не только распространять, но и хранить ее чистоту, т. к. в Армению через сирийцев стали проникать заблуждения несторианского учения. В 431-м г. в Армению из Византии вернулись Леонтий (Гевóнд) и Корюн – ученики святых Месропа и Саака, которые принесли с собой отборные экземпляры греческого оригинала Священного Писания и постановления Третьего Вселенского Собора. Несмотря на то, что Церковь Армении приняла учение Ефесского Собора, несториане пытались протолкнуть свое учение, распространяя в Армении сочинения основоположника несторианства Феодора Мопсуестийского (ок. 352-428). В 435-м г. Архиерейский Собор Армянской Церкви во главе с Католикосом Сааком и преподобным Маштоцом обратился к Предстоятелю Константинопольской Церкви святителю Проклу (434-446) с просьбой разьяснить тонкости христологического догмата. Патриарх Прокл в ответ на запрос Собора составил и отправил свой «Томос о вере, к армянам», где излагал православное учение Церкви о Богочеловеке. В переписке со святыми Сааком и Маштоцом состоял также святитель Акакий Мелитинский (ок. 370 – ок. 438).

Так протекли годы многотрудной и плодовитой земной жизни преподобного Месропа Маштоца: в течение почти сорока лет день и ночь, в летний зной и в зимнюю стужу, обходил он города и веси, уча, поучая, переводя, сочиняя проповеди и богослужебные гимны, открывая школы и монастыри, утешая и помогая людям, украшая народ нравами Христовыми. Вместе со своими последователями Маштоц часто поднимался в горы, чтобы предаться молитвам, духовным подвигам и чтению Писания.

 

Гробница св. Месропа Маштоца Гробница св. Месропа Маштоца

Наконец, когда настал час отшествия в вечную жизнь, преподобный Маштоц занемог. К нему собрались ученики и князья. Святой поднялся с одра болезни, распростер свои руки горé, поручая народ благодати Божией. Пока святой молился, внезапно с небес воссияло светлое Знамение Креста, которое стало над домом, где находился преподобный. Он завещал присутствующим любовь и единомыслие, благословил всех и отдал свою чистую душу в руки Творца 17 февраля 440 г. Останки равноапостольного и преподобного Месропа Маштоца, при пении церковных гимнов и в сопровождении небоявленного Креста, были погребены в деревне Ошакáн, после чего Знамение Креста исчезло. Через три года князь Ваáн Аматуни' построил в Ошакане базилику и под престолом храма, в специальной крипте положил честные святые мощи преподобного Маштоца, кои покоятся там до наших дней.