Судебный конец истории с девками-кощуницами из стаи Pussy вынудил открытых и скрытых врагов Православия (а значит, всех явлений русскости) менять тактику.   Каждому  из них понятно, что теперь  можно лишь вызвать гнев гражданского большинства нашей страны, верующих и атеистов,  дикими плясками на амвоне, рубкой  православных крестов,  разрушением (на публику) макета Храма Христа Спасителя, как это сделала «публичная певичка» по имени Мадонна (прости, Господи!), матерщинница и пропагандистка гомосексуализма.

Патриоты России, и поддерживающие нынешнюю власть, и  оппозиция,  уже не сомневаются в «антикрестовом походе» международных, безродных извращенцев и ненавистников христианской морали, которые развязали настоящую мировую войну против традиционных ценностей России.  Замечательное предупреждение недоумкам в словах Ивана Миронова:  «Российская Империя развивалась и побеждала, исповедуя именно „воинствующее православие“. Это часть русской души, причем самая лучшая».

Нетрудно предвидеть, что тактика недругов Православия станет более изощрённой. Не будет забыт известный приём,  который  можно подавать, как радение за чистоту веры, обрядившись в одежды нестяжателей,  эдаких «катакомбных» сторонников бедной, «мужицкой» веры, за которыми стоит внушительной подпоркой тень «отлучника», графа Толстого.

… Прочитал последний абзац и задал себе вопрос: «Почему станет?» (это я о тактике недругов). Она уже применяется. За примером далеко не надо ходить. Прочтите статьи Г.Ю. Знаменской, размещённые одна за другой в интернет-издании «За науку».  Вот это: http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=6442&Itemid=39 и это: http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=6465&Itemid=39. Спасибо названному порталу, стоящему на патриотической позиции: дал высказаться  лицемерной «ревнительнице чистой веры» и тут же  предоставил место критикам Знаменской. Особенно впечатляет отповедь О.А. Панариной. Рекомендую прочесть здесь: (http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=6446&Itemid=39). Она, по моему мнению, нашла верный ключик к ларцу Г.Знаменской, якобы атеистке с уважительным отношением к православным, как  она иносказательно представляется читателю многословием своих разоблачений  «верхушки» РПЦ МП. Ольга Александровна разглядела  подлый подтекст первого сочинения, названного авторшей «Кому закрыть рот?».  По Знаменской «закрыть рот» следует (внимание, читатель!) православным ваххабитам. Так она называет тех соотечественников, кого И.Миронов назвал воинствующими православными, лучшими представителями народного духа, чьими усилиями  Российская империя развивалась и побеждала.

Г.Знаменская всем арсеналам своих знаний и всем пылом кипящего сознания (но, чувствуется, холодным сердцем)  делит истинно верующих (сюда относятся протопоп Аввакум,  Лев Толстой,  боярыня Морозова и прочие староверы-раскольники, др. подобного ряда, современники и почившие) от «православных ваххабитов», подвластных иерархам РПЦ, вообще церковной верхушке, которая срастается с  губителями Государства Российского, засевшими в Кремле. Особенно неприятны ей Патриарх, Чаплин и Кураев; эти имена она не устаёт повторять, к последним двум не скрывает ненависти. Divide et impera

За знаменскими под знамёна «мужицкой веры» пойдёт немало сторонников. И коммунисты-зюгановцы поддержат (ведь при них,  точнее, при Сталине, подсчитала Галина Юрьевна, были открыты 22 000 церквей, закрытых после революции).  И все болотные растения-испарения потянутся в надежде взять власть в свои либерально-демократические руки. Скорее всего, из-за разногласий в патриотическом стане, власть в стране окажется в их руках, если произойдёт раскол в православном  монолите. Ещё монолите!  Попутчики-коммунисты, и «сочувствующие» (Г.Ю. Знаменская в их числе), которые уже профукали одну великую державу, получат под зад, и  неистовые патриоты, готовые любым способом, хоть с дьяволом союзе ворваться в Кремль, останутся на бобах, а просто патриоты, тоже разобщённые, будут нейтрализованы из-за неопределённости программ.

Так что нам, православным по личной вере или по традиции насельников 1000-летней Православной Державы надо всеми силами придерживаться той церкви, которую после разорения в ХХ веке нам дал Бог.  Была бы она плоха, слаба, подавала бы признаки самораспада, её враги с таким неистовством, такими изощрёнными способами не пытались бы её уничтожить. Они бы терпеливо ждали в надежде на её скорый «естественный» конец.

Четверть века тому назад я, убеждённый атеист, стал невольно свидетелем покушения в униатском городе Львове на Свято-Георгиевский православный храм Московского Патриархата. Можно было отойти в сторонку, оправдав своё решение тем, что не моё дело – религиозные распри. Но неожиданно, быстро пришло прозрение. Пришло не чётко сформулированными мыслями, а ощущением единственной правды, которую нельзя расчленить, дабы избавиться от неудобных, создающих проблемы составляющих.  Позднее я  «перевёл» это ощущение на родную речь. В записи оно – лишь его приближение.

Кем я осознал себя в такое время, которое требует чёткого ответа и действий, сообразно избранной позиции?  Защитником русской культуры и языка, которую он озвучивает. Значит ли это, что для выполнения добровольно и твёрдо определённых обязанностей я могу пренебречь иным, требующим защиты? Например, религией народа, к которому я принадлежу? Религией, которую исповедовали все, известные по именам и коленам, мои предки  на протяжении 300 лет? Могу ли я, в оправдание своей бездеятельности на церковном поле, сослаться на то, что сам, в отличие от них, являюсь неверующим, и поэтому мне нет дела до символов  христианства, до церкви, как молельного дома?  Нет, не могу! Не то, что не имею права, как потомок своих предков, всем им обязанный. А именно, не могу.  Потому что ни я, никто иной, ни все мы вместе не в силах выделить православие из русской культуры,  - в отдельный «вид»  духовности, некую её «составляющую» или «примесь». Равно так же немыслимо «освободить» нашу историческую память от  русского православия. Им  пронизаны, насыщены все наши виды искусства, литература, фольклор, быт; наша, в целом, устная речь.   Без православия нет для нас Отечества (в понятии «русская родина»), ни прошлого, ни будущего, ни настоящего, поскольку оно крепит в бездумно и безответственно либерализующейся стране последние бастионы нравственности и патриотизма.  

Во мне (и не только во мне) вот такой парадокс: я не верю в традиционного (из Священного Писания) Бога, но без Русского Бога обойтись не могу.  И не могу отречься от него по атеистическим соображениям, потому что тогда мне придётся отречься от Отечества, от родного языка, от всей русской культуры, которой я добровольно служу, чтобы жить, и без которой жизни не представляю. И по той причине не способен к оправданию действий, направленных на оскорбление верующих; тем более что сам, будучи убеждённым материалистом, такими действиями  оскорбляюсь. Я не приемлю критики тех, которые,  пережив десятилетия «борьбы с религией», якобы лицемерно, без Бога в душе, отстаивают молебны – «на всякий случай», говорят насмешники.  Шаг в сторону церкви, пусть вначале даже ради «показа на публику», лучше, чем в сторону от неё;  много лучше, чем равнодушный проход мимо. Лучше для души каждого из нас, независимо от того, бессмертна ли она или смертна.

Из личного опыта: вначале я пришёл в храм, чтобы воспрепятствовать захвату этого культового сооружения моих верующих соотечественников от недругов всего, что помечено знаком русскости.  Теперь иногда просто захожу в церковь, стою, вспоминаю близких, ставлю свечки (кому за здравие, кому за упокой), крещусь по православному (спасибо бабушке)  – всё искренне, поверьте... И готов защищать свою (теперь и мою личную!) Православную Церковь от новых раскольников.

 

Сергей Сокуров для Sozidatel.org