Проект по развитию российского села может провалиться из-за нехватки средств

Правительство одобрило программу устойчивого развития сельских территорий до 2020 года, которая коснется десятков миллионов человек. На возведение нового жилья, строительство дорог, газификацию, привлечение молодых специалистов и т.п. необходимо потратить около 300 млрд. рублей. Основным же источником финансирования должны стать региональные бюджеты. При этом менее обеспеченные субъекты получат более значительную поддержку из федеральной казны, разъяснили «Новым Известиям» в Минсельхозе. Однако запланированных денег все равно недостаточно, предупреждают эксперты. А гранты, которые предлагается направлять на реализацию различных проектов, могут не дойти до получателей – их «съест» ненасытная коррупция. Таким образом, новую программу будет трудно выполнить по многим пунктам, и она рискует повторить судьбу своей предшественницы.

В федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014–2017 годы и на период до 2020 года», разработанной Минэкономразвития, говорится о многих нужных и важных вещах: кардинальном улучшении жилищных условий селян, в том числе молодых специалистов и их семей, развитии газификации и водоснабжения, строительстве средних школ, спортивных учреждений, фельдшерско-акушерских пунктов и т.п. На эти цели в ближайшие семь лет планируется потратить 299 млрд. рублей, из которых 90,5 млрд. будет выделено из федеральной казны, большая часть (150,5 млрд.) – из бюджетов субъектов и еще 58 млрд. – из внебюджетных источников.

Этих денег явно недостаточно, уверен заведующий сектором Института экономики РАН Борис Фрумкин. «Если мы поделим выделенную сумму на семь лет, то получим 43 миллиарда рублей в год – на всю Россию! При этом на поддержку сельского строительства будет выделяться менее 5 миллиардов рублей в год. Это очень небольшие деньги, учитывая масштаб проблемы. Основная нагрузка придется на местные бюджеты, которые скудны. А поступления из внебюджетных источников вообще никто не может гарантировать», – предупреждает «НИ» экономист.

Правда, в Минсельхозе, куда «Новые Известия» обратились за комментарием, заявили, что помощь регионам будет оказываться в зависимости от уровня бюджетной обеспеченности субъекта с учетом распределения дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов. «Исходя из этого, менее обеспеченные регионы получают более действенную поддержку. Экономическая эффективность реализации мероприятий программы выражается в увеличении объемов производства сельскохозяйственной продукции за счет роста производительности труда, повышения кадрового потенциала агропромышленного комплекса на основе улучшения условий жизнедеятельности в сельской местности, привлечения молодых специалистов. По экспертным оценкам, экономический эффект может составить до 55,5 миллиарда рублей», – уверяет «НИ» замдиректора Департамента сельского развития и социальной политики Минсельхоза Галина Лавровская.

Кроме того, реализация мероприятий по развитию инженерной инфраструктуры в сельской местности, а именно переход на газовое отопление, организация постоянного водоснабжения вместо привозного способа, даст результат в размере 13 млрд. руб. А с учетом привлечения внебюджетных средств на социально-инженерное обустройство сельских поселений (58 млрд.), совокупный экономический эффект может достичь 126,5 млрд. рублей, подсчитали в Минсельхозе.

Очевидно, что при расчете стоимости проекта его разработчики ориентировались на то, во сколько обошлась программа «Социальное развитие села до 2012 года» – 266 млрд. рублей на десятилетний период, полагает первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова. «Работы – непочатый край. Выделим пункт, касающийся развития социальной и инженерной инфраструктуры. На его реализацию будет выделен 121 млрд. рублей. Действительно, благополучная жизнь на селе невозможна без элементарной инфраструктуры. В этом контексте остро стоит необходимость газификации сельской местности. На сегодняшний день лишь 47% селян могут пользоваться благами крупнейшей газовой державы. Все это было бы смешно, если б не было так грустно. Цель нынешней программы – довести этот показатель до 60%», – рассказала «НИ» эксперт.

Кроме того, г-жа Касьянова обращает внимание на то, что средств на развитие культуры и спорта на селе тоже выделено недостаточно – 37 млрд. рублей. «А ведь эти пункты тоже немаловажны. У подавляющего большинства сельчан сегодня нет возможности проводить свой досуг с пользой. Поэтому на селе такая большая концентрация любителей горячительного», – уверена она.

По сути, мы имеем дело с «программой устойчивой стагнации» сельских регионов, категорично заявил «НИ» заместитель председателя комитета Торгово-промышленной палаты по развитию АПК Павел Грудилин. По его словам, цель, намеченная в документе, – вывести уровень благосостояния на селе на уровень не ниже 50% от городского показателя – явно недостаточна для того, чтобы удержать в деревнях имеющихся специалистов и привлечь новых.

«Опросы показывают: сельские жители уезжают из деревень, потому что хотят иметь условия жизни аналогичные городским, то есть, чтобы в доме была вода, газ и так далее. Они хотят иметь нормальные дороги, клубы, кинотеатры. Особенно это касается молодежи. Кроме того, оттоку способствует низкий по сравнению с городским уровень доходов сельского населения. Если эти проблемы решить, то люди будут там оставаться», – развивает тему в беседе с «НИ» гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.

Важно, что в новой программе акцент сделан на поддержку селян с помощью грантов. Они будут выделяться на разные местные инициативы, начиная от создания новых предприятий и заканчивая восстановлением природных ландшафтов. Однако размер гранта не может превышать 60% общей стоимости проекта.

Денежные дотации селянам – тупиковый путь, предупреждает депутат Госдумы и председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России» Андрей Туманов: «Мы уже, по сути, имеем опыт грантовой поддержки, когда фермеры получают льготные кредиты. И мы видим абсолютную неэффективность использования этих средств. На мой взгляд, стоит задуматься о другом варианте – не гранты раздавать, а строить за счет государства сельскохозяйственные предприятия и затем, скажем, в течение пяти-десяти лет передавать их в собственность селян. Но только тех, кто не пьянствует и не бездельничает, а умеет и хочет работать».

Специалисты уже выступали с подобной идеей, вспоминает академик Россельхозакадемии Эльмира Крылатых. «В 90-х годах Институт агарных проблем и информатики предложил поддерживать селян путем создания для них рабочих мест. Но тогда эта инициатива не была воспринята. Сейчас нечто похожее делается в Орловской и Белгородской областях. Там создаются целые поселки с необходимой инфраструктурой, и люди из соседних деревень переезжают в них. Вблизи этих пунктов возводятся животноводческие комплексы, которые обеспечивают крестьян работой», – рассказывает академик.

Главное, чтобы человек «пускал корни» в деревне, не относился к сельской жизни как к праздному времяпровождению на даче, подчеркивает г-жа Крылатых. Тогда его подворье может в будущем вырасти в фермерское хозяйство среднего масштаба.

В свою очередь г-н Фрумкин считает грантовую систему довольно перспективной, хотя и с оговорками. «В России уже имеется положительный опыт использования грантов в сельском хозяйстве. В Татарстане этот вид помощи используется довольно эффективно для развития первичной переработки, хлебопечения. В Тамбовской области недавно распределили сто миллионов рублей между несколькими десятками фермеров. При этом новичкам выделили 1,5 миллиона рублей на проект, а тем, кто уже продолжает бизнес, – от 9 миллионов и выше. Для деревни это весьма приличные деньги», – сказал «НИ» экономист.

Другое дело, что в этом механизме наверняка появится коррупционная составляющая, рассуждает наш собеседник. Селянам придется платить откаты для того, чтобы воспользоваться возможностями, заложенными в программу. Кроме того, не все селяне смогут правильно оформить заявку на предоставление гранта.

«На селе крайне низкий уровень компьютерной грамотности. Это показывают в том числе и наши исследования. Хотелось бы, чтобы получателями субсидий стали непосредственно те, кто живет на сельских территориях и кому они необходимы для того, чтобы реализовать те или иные проекты. Есть опасность, что эти гранты могут попасть не по адресу», – делится своим мнением Елена Тюрина.

Так или иначе, возрождение села напрямую зависит от того, кто будет трудиться на земле. «Крупные производители сталкиваются с тем, что не могут найти на селе квалифицированных работников. И они вынуждены самостоятельно разрабатывать программы привлечения молодых специалистов. Они строят жилье, которое люди могут получить или безвозмездно, или на льготных условиях. И эти методы работают. Но это, прежде всего, в тех регионах, где сельское хозяйство развито и где, соответственно, имеются крупные производители», – рассказывает эксперт.

Г-жа Тюрина отмечает, что российские регионы сильно отличаются от уровня спроса на земли сельхозназначения. В тех регионах, где развито эффективное сельскохозяйственное производство, земли всегда востребованы. На юге страны, к примеру, сложно сегодня приобрести или арендовать участки. Но в Сибири и Поволжье, а тем более на Дальнем Востоке, такого ажиотажа нет. Все это приводит к неравномерному распределению рабочей силы.

«Здесь пусто – там густо», – так охарактеризовала ситуацию с занятостью молодежи Тамара Касьянова. «В сельскую местность, где предоставляют жилье и платят подъемные, уезжать никто не хочет. Зато молодые специалисты, вчерашние выпускники вузов, месяцами и годами сидят без работы в городах. Новая федеральная программа как раз разработана в том числе и для привлечения молодых специалистов. Именно село может внести колоссальный вклад в развитие национальной экономики. Наша страна уникальна – мы занимаемся оленеводством в Заполярье и собираем виноград на юге, половину территории занимают черноземные почвы. Россия – один из крупнейших мировых экспортеров зерна. Словом, потенциал огромен. Только вот человеческих ресурсов не хватает. Развитие агропромышленного комплекса будет способствовать реализации Доктрины продовольственной безопасности РФ: к 2020 году доля собственного зерна и картофеля на российском рынке должна быть не менее 95%, молока и молочных продуктов – 90%, мяса и соли – 85%, сахара, растительного масла и рыбной продукции – 80%. Выгода инвестиций в село очевидна: развитие сельского хозяйства, снижение объема импорта, новые рабочие места», – рассказывает эксперт.

Между тем создание современных рабочих мест может аукнуться ростом безработицы на селе, предупреждает директор Центра устойчивого развития сельских территорий Российского государственного аграрного университета Александр Мерзлов. Механизаторы и доярки могут попросту остаться без работы. Поэтому государству следует с умом внедрять инновации в сельскохозяйственное производство, не копируя городскую модель.

Также нужно понимать, какую схему развития сельских территорий мы выбираем, замечает г-н Фрумкин: «Что это будет – строительство агрогородов, как в Белоруссии, или восстановление старых деревень? В каждом районе, конечно, есть своя специфика, но в программе все это должно быть прописано. Если мы хотим удержать на селе тех, кто еще может и хочет работать, а также привлечь новые силы, включая мигрантов, то денег жалеть не нужно. В Европейском союзе на развитие сельских территорий выделяется минимум четверть средств, направляемых на поддержку всего сельского хозяйства. А это громадные суммы по сравнению с нами».

Г-н Туманов считает, что помочь в восстановлении села могут городские жители – садоводы и огородники. Многие из них с наступлением сезона перебираются жить в деревню и работают на земле не хуже местных жителей. Подобным образом, кстати, можно успешно решить задачу по формированию «позитивного отношения к сельской местности и сельскому образу жизни», обозначенную в ФЦП. Причем без привлечения бюджетных средств.

Чего ожидать от реализации программы по развитию сельских территорий? По мнению г-на Фрумкина, есть риск, что из-за перекоса в источниках финансирования проекта в сторону региональных бюджетов многие его положения так и останутся на бумаге. Экономист напоминает, что уходящая программа социального развития села так и не была выполнена по многим пунктам, касающихся ввода нового жилья, привлечения молодых специалистов и т.д. «Кроме того, она секвестрировалась, в отличие от других программ. Деньги забирались, когда были трудности. Это может произойти снова. Другой вопрос – как программа развития сельских территорий будет пересекаться с программой развития сельского хозяйства. Они вместе или отдельно?» – размышляет экономист.

Александр Мерзлов указывает на то, что в программе отсутствуют разделы, посвященные экологии и диверсификации АПК. А без этого полноценное развитие деревни невозможно. Г-н Туманов в свою очередь обращает внимание на необходимость скорейшего решения земельного вопроса – крайне сложного и запутанного. Сегодня вокруг территорий, ранее принадлежавших колхозам, часто кипят нешуточные страсти. Многие селяне до сих пор не имеют права собственности на участок, хотя земля поделена на паи уже давно.

«Но в любом случае необходимость развития села очевидна. На сегодняшний день численность сельского населения 37 миллионов человек. Это превышает число жителей всех 12 мегаполисов России вместе взятых», – резюмирует первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова.

Дата:
Просмотров: 761